8 авг. 2012 г.

Об однополом партнёрстве... хаотичные размышления

Упрёки (в целом, справедливые) в «искусстве ради искусства», высказанные рядом людей после публикации серии (1, 2, 3 и 4) моих заметок о факторах, связанных с однополым партнёрством в Украине, сподвигли меня на попытки поразмышлять о неких глобальных целях. Размышления эти пока что хаотичны и, вероятно, бессистемны — они делаются больше для меня самого, чем для кого-то.

В самом начале я хочу отметить, что первичный побудительный мотив расчётов, ставших основой упомянутой серии заметок, действительно не имел цели иной, кроме упражнений в многомерном анализе. Иными словами, расчёты делались ради расчётов, для того, чтобы поиграть цифрами на реальном материале. Эта цель, в целом, достигнута — обработано четыре разных массива, получены сопоставимые и воспроизводимые результаты, я чувствую бОльшую уверенность в своих навыках, можно идти дальше.

А дальше начинается интересное. Итак, есть такой социальный институт — однополое партнёрство, вокруг этого и будем ходить.

Начнём с определений. Википедия утверждает: «Социальный институт — любая общественная структура или порядок общественного устройства, определяющие поведение некоторого подмножества членов того или иного сообщества [...], это постоянно повторяющиеся и воспроизводящиеся отношения людей (например: институт брака, институт семьи, институты государственного администрирования), устойчивая совокупность людей, групп, учреждений, деятельность которых направлена на выполнение конкретных общественных функций; строится эта деятельность на основе определённых норм, правил».

Институционализация а) удовлетворяет некую общую потребность группы, б) опирается на социальные связи, взаимодействия и отношения конкретных индивидов, групп или общностей, однако она не может быть сведена к сумме этих лиц и их взаимодействий (социальные институты могут быть рассмотрены как системы с устойчивой структурой, взаимной интеграцией их элементов и определённой изменчивостью функций), в) проходит через организационное оформление социального института, установление его целей и функций.

Т. о., «социальные институты — это организованные объединения людей, выполняющих определённые социально значимые функции, обеспечивающие совместное достижение целей на основе выполняемых их членами социальных ролей, задаваемых ценностями, нормами и образцами поведения».

Хватает ли у нас данных, на основе которых можно было бы назвать однополое партнёрство социальным институтом?

Существование общей потребности группы, в данном случае — ЛГБТ, кажется, не вызывает сомнений. Так, по результатам опроса Центра «Наш мир» (2009 г., отчёт тут), официально оформить свои отношения с партнёром своего пола хотели бы свыше 3/4 опрошенных ЛГБТ. Подобный результат был получен на бОльшей выборке позднее (2011 г., отчёт здесь): 62% тех ЛГБТ, которые в момент опроса находились в партнёрских отношениях, хотели бы зарегистрировать свои отношения официально. Нужда в институте официальной регистрации однополого союза также ощущается ЛГБТ-лидерами как нечто, без чего невозможно реальное равноправие.

Опора потребности на социальные связи, взаимодействия и отношения тоже достаточно очевидна, поскольку а) вполне ощутимая доля геев и лесбиянок живёт в однополых парах (от 20 до 62% по данным исследований разных лет — цифры отличаются из-за разных формулировок вопроса и разного понимания, что именно считать партнёрскими отношениями: регулярные встречи, совместное проживание и т. п.); б) существует сообщество ЛГБТ-лидеров Украины, которое в диалоге вырабатывает общую позицию по этому вопросу и транслирует её вовне — на широкое общество. Вместе с тем, заметна и устойчивая системность однополого партнёрства — оно является тем феноменом, который прослеживается в близкой и далёкой исторической и географической перспективе (напр., те заметки о факторах, связанных с однополым партнёрством, со ссылок на которые я начал этот текст, демонстрируют повторяемость ассоциаций на территории всей Украины), который существует даже вопреки неблагоприятному общественно-политическому климату и является самовоспроизводимым (то, что некоторые исследователи видят в нём отражение гетероцентристско-патриархальной модели мира, не отменяет системного характера явления).

А вот с организационным оформлением института существуют трудности... Первая и очевидная — однополое партнёрство не регистрируется в Украине как формальный союз. Вторая — ни само по себе установление таких отношений, ни их разрыв никак ритуально не оформляются, хотя ЛГБТ-христиане предпринимают попытки устраивать венчания таких пар. Не установлено также какой-то одной модели существования однополой пары (то ли, как указано выше, это просто регулярные встречи, то ли — совместное проживание и/или совместные финансы...), распределения в ней ролей — как писал И. КОН: «В однополой паре обязательной, стандартной полоролевой/гендерной дифференциации нет и быть не может [...]».

Тем не менее, организационное оформление однополого партнёрства неформально существует в виде двух базовых моделей: пары, живущие вместе, и пары, живущие раздельно, но регулярно встречающиеся и сознающие себя именно в качестве пары. Естественно, на это накладывается масса других факторов, например, общие или раздельные финансы, сексуальная открытость пары или её закрытость (подчёркиваю, речь не идёт о том, гуляют или не гуляют на стороне партнёры, а о том, какого соглашения достигла пара в вопросе «эротических приключений»), разница в возрасте/статусе партнёров, длительность существования пары, наличие или отсутствие детей и т. п.

В целом, из этого краткого экскурса можно сделать вывод, что однополое партёрство как общественный институт в Украине существует, хотя носит неформальный характер, являясь к тому же невидимым для очень многих людей извне ЛГБТ-сообщества.

К сожалению, в настоящее время отсутствуют систематизированные данные о функционировании в странах ВЕЦА института однополого партнёрства. Несмотря на то, что с момента отмены уголовного преследования гомосексуальности в странах бывшего СССР и Варшавского договора прошло от 15 до 20 лет, сведения о положении однополых пар в этих странах либо отсутствуют, либо остаются чрезвычайно отрывочными и мозаичными.

Наиболее полные данные есть только по Украине.

Так, известно ...

Существующий пробел в знаниях а) затрудняет адвокативные усилия ЛГБТ-движений стран ВЕЦА по достижению полного гражданского равенства людей разных ориентаций и гендерных идентичностей; б) делает невозможным анализ страновых тенденций (начав с одной стартовой точки — подпольного существования гомосексуальности в СССР, страны после распада Советского Союза добились разных успехов на пути к полной общественной легитимации гомосексуальности); в) не позволяет сформулировать как общие по региону, так и частные по странам рекомендации для увеличения эффективности работы лидеров ЛГБТ-сообществ в направлении институционализации и легализации однополых партнёрств.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ :)

Комментариев нет: