8 авг. 2012 г.

Факторы, связанные с наличием однополого партнёра, по результатам опроса МСМ г. Николаева

Факторы, ассоциированные с однополым партнёрством, я рассматривал в прошлых заметках (тут, тут и тут) на материалах опросов ЛГБТ 2009 г. (Центр «Наш мир»), МСМ 2010 г. (проект «Сеть» Центра «Наш мир» и партнёрских организаций) и 2011 г. (Мониторинг рискованного поведения МСМ и знаний в отношении ВИЧ, проводимый по заказу МБФ «Международный Альянс по ВИЧ/СПИДу в Украине»). Хотя упомянутые массивы данных отличались и участниками (в 2009 г. опрашивали не только мужчин, но и женщин), и способами вовлечения респондентов (почтовый опрос, он-лайн анкета, личные связи, профессиональное интервью приведённых самими респондентами людей), и географией, и объёмом выборок, и даже тонкостями формулировок самих вопросов, однако результаты оказались похожими.

Во-первых, простотой: факторов было сравнительно немного, действовали они относительно независимо и готовое решение получалось быстро. Возможно, это связано с многочисленностью опрошенных: 500, 2000, 6000 человек (цифры округлены!), что позволяет ясно увидеть самые главные связи переменных.

Во-вторых, повторялись тенденции: однополые партнёры чаще бывают у людей старшей возрастной группы, гомосексуалов, не состоящих в браке, имеющих постоянную работу, по-крайней мере, средний уровень дохода и умеренно открытых в отношении своей негетеросексуальности.

В отличие от предыдущего, работа с массивом опроса МСМ г. Николаева (2010 г., 350 МСМ, обзор результатов здесь) неожиданно оказалась более запутанной: однородность выборки (молодые и среднего возраста клиенты большой и успешной организации, живущие в одном городе) привела к тому, что социодемографические факторы сильно влияли друг на друга.

Цель этой заметки такая же, как и у предыдущих: с использованием многомерного анализа установить наиболее существенные факторы, связанные с институтом однополого партнёрства.

Как и в предыдущих заметках, результативным событием мы считали наличие у респондента однополого партнёра, с которым он совместно живёт.

На сравнительно небольшой выборке нет смысла анализировать слишком дробные категории (напр., вдовцов было всего трое), поэтому часть категорий была укрупнена: по возрасту респонденты были разбиты на две группы («до 25 лет» / «25 лет и старше»), по официальному семейному положению — на «в браке состоит» / «в браке не состоит», по образованию — на «начальное» / «среднее» / «высшее», по уровню ежемесячного дохода — на «низкий (до 1000 грн включительно)» / «средний и высокий (свыше 1000 грн)», по открытости в отношении своей негетеросексуальности — на «скрываю» / «не скрываю» и т. д.

Стремясь не упустить сколь-либо важных взаимодействий между переменными, я пошёл по описанному тут пути: вначале построил полную модель, включающую абсолютно ВСЕ взаимодействия, после чего запустил пошаговый алгоритм её упрощения, в результате чего получилось уравнение, содержащее как индивидуальные факторы (возраст, сексуальная ориентация, открытость, ежемесячный доход, официальное семейное положение респондента), так и некоторые их взаимодействия (возраст:ориентация, возраст:открытость, ориентация:открытость, ориентация:официальное семейное положение, ориентация:доход, доход:официальное семейное положение).

Из-за сравнительной небольшой выборки сами по себе найденные взаимодействия дают неправдоподобно большие коэффициенты, поэтому в расчёте логистической регрессии они были исключены (табл. 1). Тем не менее, нужно найти разумный способ интерпретации взаимодействий переменных — очевидно, что хоть сама по себе регрессия не указывает на причинность, какие-то факторы могут быть первичными (напр., сексуальная ориентация), а какие-то — вторичными (наличие или отсутствие у опрошенного жены).

Таблица 1. Факторы, связанные с наличием однополого партнёра (результаты расчёта логистического уравнения на основе 330 анкет без учёта пропущенных значений)

ПеременнаяORAOR (95% ДИ)
Возраст (ref. = до 25 лет), p < 0.001
25 лет и старше3.52.5 (1.4–4.4)
Официальное семейное положение (ref. = В браке не состою), p = 0.51
В браке состою0.50.5 (0.1–4.5)
Уровень ежемесячного дохода (ref. = Низкий [до 1000 грн включительно]), p < 0.001
Средний или высокий (1001 грн и выше)5.74.4 (2.1–9.0)
«Как бы Вы описали свою сексуальную ориентацию?» (ref. = Гомосексуал), p = 0.01
Бисексуал0.50.4 (0.2–0.9)
«Вы скрываете тот факт, что практикуете сексуальные контакты с мужчинами?» (ref. = Скрываю), p = 0.93
Не скрываю0.91.0 (0.5–1.8)


Визуализация упомянутых выше взаимодействий (рис.) показала, что ориентация занимает центральное место, при этом по одну сторону находятся факторы, которые с возрастом связаны (доход и семейное положение, см. табл. 2), а по другую — не связаны (открытость и сама ориентация).



Таблица 2. Средний возраст респондентов в разных подгруппах

Подгруппа респондентовСредний возраст, лет
Все, N = 35025
Сексуальная ориентация
Гомосексуал, N = 27325
Бисексуал, N = 7525
Открытость в отношении своей негетеросексуальности
Скрываю («скрываю этот факт ото всех»), N = 8325
Не скрываю («не скрываю и готов говорить, где угодно» и «нет, я не скрываю этого, но первым об этом не говорю»), N = 25925
Официальное семейное положение
В браке состою, N = 828
В браке не состою, N = 34225
Уровень ежемесячного дохода
Низкий (до 1000 грн), N = 13722
Средний и высокий (1001 грн и выше), N = 20227


В самом деле, только для ориентации не меняется соотношение между OR и AOR при добавлении или удалении других переменных. Ключевыми факторами также оказываются возраст и уровень ежемесячного дохода — их значимость не исчезает при другом составе предикторов, хотя конкретные значения AOR меняются (см., напр., табл. 3).

Таблица 3. Результаты расчёта при удалении из уравнения регрессии переменной «Возраст» (на основе 330 анкет без учёта пропущенных значений)

ПеременнаяORAOR (95% ДИ)
Официальное семейное положение (ref. = В браке не состою), p = 0.58
В браке состою0.50.6 (0.1–5.1)
Уровень ежемесячного дохода (ref. = Низкий [до 1000 грн включительно]), p < 0.001
Средний или высокий (1001 грн и выше)5.75.8 (2.1–9.0)
«Как бы Вы описали свою сексуальную ориентацию?» (ref. = Гомосексуал), p = 0.02
Бисексуал0.50.4 (0.2–0.9)
«Вы скрываете тот факт, что практикуете сексуальные контакты с мужчинами?» (ref. = Скрываю), p = 0.70
Не скрываю0.90.9 (0.5–1.7)


Каков же смысл взаимодействий, представленных на рис.? Мне представляется, что можно представить две цепочки причинно-следственных связей.

С одной стороны, доход растёт с возрастом (это не однозначная зависимость, поскольку есть пенсионеры, размер пенсии которых в нашем государстве не выдерживает никакой критики). С другой стороны, если мы предположим, что сексуальная ориентация есть нечто данное с рождения, то она с возрастом сильно влияет на брачный статус человека — гомосексуал либо останется холостым, либо (женившись/выйдя замуж) разведётся; бисексуал же будет оберегать свой брак, максимально разводя «гомо-» и «гетеросексуальные» сферы своей жизни, в том числе через избегание огласки. Кроме того, с возрастом может изменяться и открытость — как в сторону её увеличения, так и уменьшения.

Итак, наиболее существенным фактором, связанным с наличием у респондента сексуального партнёра своего пола, является сексуальная ориентация (у гомосексуальных респондентов по сравнению с бисексуальными шансы состоять в однополом партнёрстве вдвое выше).

Связь однополого партнёрства с возрастом и уровнем ежемесячного дохода также значима, но подвержена влиянию других факторов, таких как брачный статус и открытость в отношении своей негетеросексуальности, а также их взаимодействий друг с другом.

Важно также отметить, что результаты, полученные на разных выборках, в целом повторяются.

Комментариев нет: