24 дек. 2011 г.

Науки бывают разными

«Педагогика — не наука», такую фразу приходилось часто слышать во время моего студенчества. Впрочем, бог с ней, с педагогикой, а также с философией и литературоведением. Всё это, в самом деле, отнюдь не точные науки. Самым важным критерием различения для меня является не столько возможность приложить математику, сколько наличие предсказательной силы. Но я опять ухожу от темы...
Так вот, будучи утомлён бездельем, захотел я полистать музыковедческие труды, стоящие на моей полке. Пока речь шла о сугубой истории и существующих особенностях мелодики, гармонии и формы, к примеру, генделевских чакон (т. е. того, что можно пощупать руками), читаемое не вызывало внутреннего протеста. Но вот на глаза попадает «музыкальная эзотерика» — статья Александра Майкапара «Тайнопись Баха» (http://www.maykapar.ru/articles/tainopys.shtml)...

Читаю. Да, забавно. Идея автора выглядит нетривиальной — доказать, что Себастьяныч, будучи глубоко верующим человеком и следуя Пифагору, зашифровывал в своих шедеврах некие сакральные коды. Не могу в принципе отрицать подобной постановки вопроса — мало ли что творилось в голове человека, жившего в 18 веке, к тому же гения! Но уж очень, с моей рационалистической точки зрения, произвольно подбираются примеры и способы «дешифровки»: тут мы считаем цифры по немецкому алфавиту, там — по латинскому, здесь — соединяем четыре ноты линиями так, чтобы получился крест (а почему, например, не ромб?)...

Читал я и думал, можно ли это как-то построже проверить? Что было бы для меня лично более убедительным? — Пожалуй, только сплошной скрининг: берём нотный текст всего сохранившегося Баха и ищем указанные Майкапаром цифровые комбинации... если оказывается, что их значимо больше, чем других, то это, наверное, будет свидетельствовать об особом пристрастии Баха к пифагорейской символике.

Далее: Бах Бахом, но как же его современники? Неужели среди них не было столь же верующих и знающих значения цифр? Думаю, были. Поэтому такое пифагорейство должно встречаться и в произведениях других людей той эпохи. Если есть, то это тоже подкрепило бы «эзотерическую» гипотезу. Ну а пока: НЕ ВЕРЮ :)

Читать далее

23 дек. 2011 г.

Поездка

Тёмный автобус Донецк-Мариуполь, за окном в свете фар нечастых машин видна позёмка, девушка на соседнем кресле уткнулась в свою мобилку... в таких поездках наушники и органный Бах служат не фоном или средством от скуки, но органичным элементом умиротворяющей обстановки.
Заметил, что некоторые его вещи, такие как Фуга на тему Корелли или Прелюдия и фуга ми-минор (BWV 548), заставляют мои плечи распрямляться и смело смотреть в будущее. Другие, такие как Концерт до-мажор (BWV 594), поглощают внимание бесконечно-разнообразной страстью к импровизации. Ну а хоралы постоянно удивляют даже привычного меня модальными гармониями и неиссякаемой изобретательностью мелодики и голосоведения...

Но вот и Мариуполь... Заканчивается фуга... Секунды тишины... Вынимаю наушники и в этот момент волшебство исчезает...

Читать далее

16 дек. 2011 г.

Dii maiores

Кажется, в ЛГБТ-движении Украины заканчивается эпоха богов и титанов, когда один человек, что бы он ни делал, был первым, намечал пути и закладывал основы мироздания :) Боги ещё пируют на Олимпе и иногда нисходят к смертным, хотя чаще посылают к ним divos minores, но это случается всё реже и реже. Смертные учатся жить сами.

А боги... — они уходят выше и выше, их уже не видно за облаками. У них своё назначение. На земле остаются лишь мифы и предания о золотом веке.

Читать далее

10 дек. 2011 г.

Размышления о стратегии ЛГБТ-движения

Весной этого года Центр «Наш мир» заказал очередное исследование общественного мнения в отношении гомосексуалов компании ТНС-Украина. Оно было проведено на репрезентативной общенациональной выборке. Результаты представлены в Отчёте (Шаг вперёд, два назад: Положение ЛГБТ в Украине в 2010–2011 гг. / А. А. Зинченков, М. Г. Касянчук, А. В. Кравчук, А. Ю. Маймулахин, А. И. Остапенко, С. П. Шеремет (Совет ЛГБТ-организаций Украины, Центр «Наш мир», ЛГБТ-центр «Донбас-СоцПроект»). — К.: Центр «Наш мир», 2011. — 156 c., см. тж. http://donbas-socproject.blogspot.com/2011/05/blog-post_18.html)

Поскольку вопросы этого исследования были те же, что и в аналогичных работах 2005 и 2007 гг., появилась возможность увидеть, что же именно произошло во взгляде широкого общества на нас за 10 лет.

Возьмём для наглядности лишь один вопрос, построим график и попробуем найти непротиворечивое объяснение увиденному.

Итак, людям задали вопрос «По Вашему мнению, жители Украины, которые имеют гомосексуальную ориентацию, должны иметь такие же права, что и другие граждане нашей страны?», на который можно было выбрать три варианта ответа — да, нет и затрудняюсь ответить.

Примечательно, что с течением времени доля затруднившихся становилась всё меньше и меньше. Самым же, пожалуй, ярким явлением стали «ножницы», когда между 2002 и 2007 гг. резко изменилось соотношение сторонников и противников равноправия. Что же случилось в то пятилетие?

Во-1, изменилась динамика развития ЛГБТ-движения. Из представленного графика видно, что до 2006 г. новые ЛГБТ-организации появлялись нечасто, а в некоторые года они не появлялись вообще. Всё, что было, сосредотачивалось в Киеве. А вот с 2006 г. начался стремительный рост числа субъектов ЛГБТ-движения, они стали появляться и получали официальную государственную регистрацию по всей территории Украины.

Естественно, рост числа организаций связан с увеличением веса ЛГБТ-движения, его сплочённости и профессионализацией. А это, в свою очередь не могло не сказаться на заметности ЛГБТ-проблематики — она увеличилась, возрос удельный вес публикаций об ЛГБТ в СМИ.

Таким образом, обычный человек, обычный гражданин Украины всё чаще вынужден был как-то формулировать свою позицию. Как мы видели на графике, доля «сомневающихся» действительно всё время падает.

Но почему же так резко изменилось соотношение сторонников и противников гражданского равноправия? Ведь мы привыкли думать, что просвещение, свет знаний изгоняет демонов зла, уменьшает страхи? Ведь мы привыкли слышать, что даже отрицательная реклама — всё равно реклама?

На мой взгляд, эти ножницы столь же закономерно связаны с увеличением видимости, как и уменьшение числа сомневающихся — всё это две стороны одной медали.

Что я имею в виду? Формирование отношения к чему-либо проходит несколько стадий:

– встреча с новым: непонимание и удивление — люди услышали, что где-то есть какие-то там геи и лесбиянки
– первая оценка опасности — люди оглянулись и не увидели никаких злобных монстров рядом, они вообще не увидели ЛГБТ рядом, только в телевизоре или где-то там за рубежом...

Это первое, абстрактное знакомство с проблемой. Именно тут находилось наше общество в 2002 году. Права геев и лесбиянок были совершенно абстрактны и совершенно оторваны от жизни. А раз так, то почему бы не позволить каким-то далёким Элтону Джону, Моисееву и Пенкину «быть равноправными»?

Информационная деятельность ЛГБТ-движения набирала обороты, всё чётче виделись разные грани равноправия, оно обретало плоть и кровь. Оказалось, что равные права — это не только право делать в своей постели за закрытыми дверьми что-то непривычное, но и право на однополый брак, право на воспитание детей, право работать, к примеру, в школе, право ходить, держась за руку любимого, по улице, право говорить о своих правах... Наступила третья стадия:

– конкретизация, на которой часть прежних сторонников гражданского равноправия испугалась приближения к себе чего-то чуждого и, убоявшись потери былых эфемерных привилегий, решила, что равноправие для всех без исключения — это, пожалуй, непозволительная роскошь...

К сожалению, в этом состоянии мы продолжаем пребывать — как видим, результаты 2011 г. практически полностью повторяют то, что было и в 2007-м. Увы, но рост украинского ЛГБТ-движения, усиление его организационного потенциала и видимости, не изменили общественного мнения.

Наоборот, на жаренную тему клюнули политики самого разного пошиба: от мелких городских чинуш до маразматичных народных депутаток. Заметность ЛГБТ-проблематики при отсутствии общественной поддержки идеи полного равноправия для всех людей без исключения приводит к тому, что ЛГБТ становятся удобным «козлом отпущения» — на них можно спихнуть все грехи нынешней власти, канализировать общественное недовольство.

Именно поэтому в последние два-три года пошло такое массированное и, уверен, дирижируемое одним центром, наступление на гражданское равноправие. К счастью, не все наши оппоненты достаточно умны, некоторые из них в порывах страсти проговариваются и тогда на публику звучит истинный мотив — нужно отвлечь внимание от преступлений и просчётов властей предержащих.

Из интервью сайту Главком народного депутата Екатерины Лукьяновой, http://glavcom.ua/articles/3729.html,
16.05.2011 г.: «[...] Пока мы спорим о том, правильные или неправильные люди находятся у власти, в какую сторону должна интегрироваться Украина, у нас под носом посредством этого наступления гей-культуры происходят вещи, несущие в себе колоссальную угрозу для нашей государственности [...]»

Что же могут сделать ЛГБТ-организации и группы в Украине?

Можно, конечно, работать с марионетками, такими как Лукьянова, но эффективно ли это? Как видим, корень проблемы лежит в общественном мнении — до тех пор, пока будут преобладать фобии, до тех пор, пока людей будут делить на полноправных и тех, кого лишь терпят, ЛГБТ будут слишком удобным способом перевести общественное недовольство в безопасное для власти русло.

Итак, работать нужно с общественным мнением. Но как? — то, что делалось ЛГБТ-движением до сих пор, т. е. просвещение, актуализация ЛГБТ-проблематики, оказалось не способным сделать людей более толерантными, увеличить число сторонников равноправия и уменьшить долю его противников.

Ответ на этот стратегический вопрос дают нам данные нашего исследования.

Оказывается, лишь 6% опрошенной — репрезентативной, подчёркиваю — выборки знакомы лично с каким-нибудь геем или лесбиянкой (это, очевидно, ближайшее социальное окружение — родители, друзья и иногда коллеги гомосексуалов). При этом очень красноречиво соотношение сторонников и противников равноправия в группах знающих и не знающих нас лично: те, которые говорили, что знакомы с геем или лесбиянкой, в большей части поддерживали идею равноправия ЛГБТ.

Таблица. Распределение мнений жителей Украины (2011 г.) в отношении признания членов ЛГБТ-сообщества как равноправных сограждан в зависимости от наличия знакомства с представителями ЛГБТ-сообщества, %
«По Вашему мнению, жители Украины, которые имеют гомосексуальную ориентацию, должны иметь такие же права, что и другие граждане нашей страны?»«Знакомы ли Вы лично с каким-нибудь гомосексуалом (геем, лесбиянкой)?»
Да, N = 76Нет, N = 1065
Да, все должны иметь одинаковые права5734
Нет, должны быть некоторые ограничения3951
Затрудняюсь ответить415
Таким образом, изменить нынешнее положение вещей под силу только обычным людям.

Задача ЛГБТ-лидеров и ЛГБТ-организаций состоит только в том, чтобы помочь каждому и каждой сделать нелёгкий выбор в пользу личной открытости.

Читать далее

2 дек. 2011 г.

ЛГБТК исследования: актуальные проблемы и перспективы

Автор материала: А. Стулова

В октябре 2011 г. в Санкт-Петербурге состоялась первая в России международная междисциплинарная научно-практическая конференция по ЛГБТК исследованиям, посвящённая памяти Игоря Семёновича КОНА «ЛГБТК исследования: актуальные проблемы и перспективы». Событие было организовано ЛГБТ-организацией «Выход» (Санкт-Петербург), при поддержке Фонда им. Г. Бëлля, Самарского Центра Гендерных Исследований, Фонда и Консорциума menZDRAV, Евразийской коалиции по мужскому здоровью.


Мне выпала честь представлять на конференции нашу организацию «Донбасс-СоцПроект» и выступить с докладом «Образ ЛГБТ в украинской прессе». В сборник конференции был включён также доклад Максима КАСЯНЧУКА и Святослава ШЕРЕМЕТА «Изучение сообщества лидеров ЛГБТ-движения в Украине с использованием методологии анализа социальных сетей». Всего на конференции было представлено 43 доклада, которые обсуждали около 70 участников из России, Беларуси, Украины, Болгарии, Латвии, Эстонии.

В целом, на конференции рассмотрен широкий круг вопросов, связанный с различными типами гендерных и сексуальных идентичностей, их конструирования и репрезентации, особенности родительства в однополых семьях, а также различные психологические проблемы ЛГБТ. Основное внимание было обращено на методологию квир-исследований.

Хочу отметить очень интересное выступление, сделанное Дмитрием ВОРОНЦОВЫМ (Ростов-на-Дону) «ЛГБТК-исследования vs. квир-исследования: Бритва Оккама в понимании гомосексуальности», который и открыл первую секцию конференции. Дмитрий в очень живой форме достаточно структурировано представил анализ понятия «queer» и специфики квир-исследований. Научную ценность имеет понимание квир-исследований не как просто совокупности ЛГБТК-исследований, а как критической теории, сориентированной на изучении механизмов формирования и функционирования нормы в гендерном порядке.

О результатах конференции, а также больше информации о проведении самой конференции можно узнать в пост-релизе конференции (http://www.comingoutspb.ru/ru/news/konferencziya-lgbtk-issledovatelej-uvenchalas-resheniem-sozdat-assocziacziyu) и в интересном дневнике одной из участниц конференции Татьяны ЩУРКО (Минск, Беларусь) (http://gender-route.org/articles/other_projects/kak_eto_bylo_dnevnik_uchastnicy_konferencii_lgbtkissledovatelej_chast1/).
Материалы докладов участников представлены в сборнике конференции.

Читать далее

29 нояб. 2011 г.

Неисповедимы пути

Отчего-то сегодня мне вспомнилось одно старое дело. Когда мы только начинали встречаться с моим мужем (год, кажется, 2003), он время от времени представлял меня своим друзьям (они все в курсе). Среди них был и некий (я изменю, сохранив однако этимологическую связь, имя) Юра — ладно скроенный и неглупый юноша, учившийся тогда в ДПИ, мама которого преподавала моему фортепиано, да и жили они недалеко — на одном посёлке. Несколько раз мы общей компанией ходили в кино, например, на премьеру очередного Терминатора (точнее, Терминатрикс)...
А 2006-м произошло то, что вспомнилось мне сегодня. Муж с круглыми от ужаса глазами (впрочем, думаю, что у многих из нас реакция была бы такая же) сказал, что Юра нанял каких-то отморозков замочить своих родителей, и это было исполнено — их забили на пороге собственного дома, причём отца убили сразу, а мать ещё подавала признаки жизни, когда два тела вывезли за город, чтобы спрятать в землю.

Дело было настолько очевидным, что даже наше доблестное правосудие раскрыло его в рекордные сроки. Психиатрическая экспертиза признала всех участников вменяемыми, суд приговорил заказчика и непосредственного убийцу к высшей мере — пожизненному, а второго исполнителя, стоявшего на стрёме, — к 7 годам заключения.

Злодеяние, вызывающее само по себе содрогание, поражает и мелочностью мотивов. Я думал, что только в романах Агаты Кристи люди убивают друг друга по всяким поводам, преимущественно меркантильным... Юра говорил и следствию, и на суде, что родители, как ему казалось, давали ему недостаточно карманных денег, поэтому он не всегда мог повести девушку в приличный клуб...

И вот, сегодня утром я спросил мужа, что с Юрой? Понятно, что сидит, но может кто-то его навещает? — Повесился через год, — ответил муж, — то ли совесть замучала, то ли помогли...

Вот так... А что думаете Вы?

Читать далее

26 нояб. 2011 г.

Искусство фуги

Один из моих любимейших циклов.

Я много о нём слышал, когда учился, но возможность послушать саму музыку представилась только на втором или третьем курсе университета. Помню, я на какой-то распродаже старых пластинок купил три виниловых диска (оркестр под руководством Мунтяна), приехал домой, воткнул в проигрыватель наушники, поставил пластинку, вытер её бархатной тряпочкой, опустил иглу и... остался сидеть на полу до тех пор, пока всё не закончилось. Как говорят: «вставило».

Сколько его не слушаю, не приедается. В любой комбинации инструментов (Бах перед самой смертью написал лишь ноты, но не указал, на чём их играть). Эта музыка позволяет полностью отрешиться от всех забот, властно завладевает вниманием. Говорят, она черезчур холодна и абстрактна. --- Чушь! Это исполненный движения мир.

А вчера я обнаружил новую трактовку: Leipzig Baroque Soloists; Berlin Brass Quartet; Leipzig String Quartet; Ensemble IV. Дирижер Heribert Breuer. 2008. Четыре квартета. В составе первого из них две блокфлейты и две виолы-да-гамба; второго --- гобой, кларнет, труба и фагот; третьего --- две скрипки, альт и виолончель; четвертого --- два фортепиано, вибрафон и контрабас. Дирижирует и играет на органе Герберт Бройер.

Послушать это великолепие можно по адресу http://classic-online.ru/ru/production/926

Читать далее

24 нояб. 2011 г.

Монетку, что ли, подбросить?

Мне стыдно. Несчастные николаевские данные. Отчёт мы с ЦСЭПом написали сравнительно быстро. Но кто эти отчёты читает?!? Поступило с полгода назад предложение написать статью на их основе. И вот, до сих пор пишу. В месяц по абзацу. То одно, то другое, то третье — другие опросы, командировки... Да и пока разобрался сам, что есть backward, месяца два прошло (зато теперь знаю) — опять же не из-за невероятной сложности материала, а из-за отвлекающих факторов. А потом окажется, что всё переделать...

Есть, конечно, радикальное решение: посылать всех новых заказчиков куда-макар-телят-не-гонял до тех пор, пока не разберу завалы со всеми прошлыми данными. А заодно и лекции не читать — одно от этого расстройство. Но кто кормить меня будет?

Читать далее

22 нояб. 2011 г.

Правило 90%

Как люди садятся в автобусе? Бывало ли с вами такое, что при наличии свободных мест вошедшие часто садятся именно рядом с вами? Или наоборот — часто игнорируют вас? Я время от времени замечаю, что место возле меня остаётся свободным почти до последнего. Особенно это огорчает, когда мимо проходят мужественные парни и привлекательные мужчины, зато какая-нибудь клуша с авоськой обязательно угнездится... ну или товарищ навеселе. Те, кто замечал такие расклады, называют это правилом 90% — место пустует до тех пор, пока автобус не забьётся почти полностью, на 90%. Какова бы ни была причина — то ли аура, то ли феромоны, то ли добрый взгляд исподлобья — захотелось мне убедиться в обоснованности своих отрывочных наблюдений. А поскольку верить я могу только цифрам, то встала задача набрать некую статистику случаев.

Казалось бы, всё просто: число случаев, когда рядом кто-то сел (при наличии иных свободных мест), в сравнении с числом случаев, когда вошедший предпочёл не садиться. Однако по зрелом размышлении задача оказалась сложнее.

Во-1, необходимыми условиями являются: а) наличие нескольких свободных мест (не только рядом со мной), т. е. автобус не должен быть забит; б) места, на которые садятся люди, не должны быть регламентированы их билетами (для междугородних автобусов это тот случай, когда пассажиров подбирают между станциями).
Во-2, следует учитывать при наблюдении: а) расположение свободного места, куда сел пассажир, если проигнорировал меня (напр., если оно расположено впереди от меня, то человек просто не дошёл); б) категорию свободного места (сидит ли на спаренном месте уже кто-то или стоят два свободных места рядом); в) качество пассажира севшего или не севшего рядом [подкатегории: пол, возраст, социальный статус]; г) число вошедших (каждый следующий сужает выбор свободных мест)...

В общем, получается очень многофакторная модель, которую следует заложить в листах наблюдений ;) Ну а расчёты... это не проблема — хоть логит-модель, хоть дисперсионный анализ, хоть ещё что-то. Были бы данные, а посчитать сможем ;) Зато каждая поездка превратится в увлекательный эксперимент! Just for fun.

Читать далее

21 нояб. 2011 г.

Мультимедийная лекция

Ну что ж? Можно сказать, что первый блин (лекция с презентацией) получился. Не без накладок, но неплохо. Кафедра осознала прелесть такого способа подачи материала, решила исправить розетки в большой аудитории и там-же приспособить экран.



Другие преподаватели тоже намереваются свои лекции читать именно так (умолчим об именах, чтобы сохранить интригу).

Определённые неудобства испытывали студенты: например, не все носят очки (сам такой был, помню), поэтому тяжко смотреть, а не записывать под диктовку. Но это, думаю, преодолимо.

Читать далее

19 нояб. 2011 г.

Выбрать -> Скопировать -> Вставить

«Когда я был восторженным юношей, мне казалось что любовь — это такая бинарная характеристика, она либо есть, либо её нет. Потом мне стало казаться, что любовь — это дискретная величина, с уровнями. Их возможно 5, а может и 7. А скорей всего, их чётное количество, знатоки психологических измерений должны догадаться, почему. Потом мне стало казаться, что любовь — непрерывная величина — выбирай на континууме, где ты есть. Потом мне стало казаться, что любовь — это определённый интеграл — площадь подынтегральной области от точки А до точки В, вот сколько там есть, на столько и любишь. Потом мне стало казаться, что любовь не измеряется одной переменной, там их несколько, и каждая как-то измеряется, вероятно даже не все одним способом.

Когда я сейчас думаю о любви, из меня выползает матрица конфирматорного факторного анализа, с ней производятся процедуры ортогонального и косоугольного вращения, потом считается хи-квадрат, потом всё пересматривается, обсуждаются валидность измеренных значений, правильность выбора метода, находятся методологические ошибки, все результаты признаются негодными и я иду дрочить.»

© nickname83

Читать далее

16 нояб. 2011 г.

Инвентаризация

Сегодня крыс пересчитывали. Каждый год, ближе к новогодним праздникам, в бюджетных учреждениях оживают матери ответственные — идёт инвентаризация. Нет, вот как: ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ. Сотрудники одного отдела приходят по жеребьёвке в другой отдел, смотрят номера на предметах основных фондов, скопом пересчитывают малоценку, придирчиво читают надписи «личное имущество» и падают в обморок от неучтённой, материализовавшейся из воздуха мебели.
Матери ответственные пытаются убедить председателя инвентаризационной комиссии в том, что платяная вешалка без номера — это на самом деле не вешалка, а часть стены, лишь по странному совпадению выполняющая функции пальтодержателя. Председатель комиссии делает вид, что он не дурак и громы Зевсу мечет подобный...

Драма, достигнув апогея, следуя законам жанра, разрешается. Маски танцуют на котурнах и поют от счастья. Мир на земле и во человецех благоволение.

Занавес!

Но не об этом я хотел писать.

Работая в своём институте более 15 лет и ежегодно участвуя в этой comedia dell’ arte, я не перестаю открывать для себя новые грани и просторы нашего здания. Оно кажется скромным — каких-то пять этажей. Но внешняя скромность таит в себе неизведанные глубины. Здесь и подземные колодцы в бомбоубежище, и тёмные проходы в стенах по коммуникациям, неожиданные повороты и затхлые тупики с таинственно шуршащими трубами. Doom нервно курит!

Вот сегодня я, на правах Громовержца побывал (впервые за столько лет!) на минус втором этаже. Говорят, есть ещё помещение с бассейном, где когда-то стоял ЭПР... И страшно, и интересно.

Возможно, там почивают духи отцов-основателей...

Читать далее

9 нояб. 2011 г.

О бедной латыни замолвите слово

Латынь была первым моим иностранным языком, который не просто был выучен, а полностью захватил воображение и чувства. До этого я мучал в школе французский... бееэ! А вот его «предок», язык Цицерона, Марциала и Цезаря, пошёл на удивление легко. Днями напролёт, на летних каникулах после второго курса универа, я сидел на балконе, задрав ноги, и без устали зубрил парадигмы, разучивал слова и выражения.

Зачем это мне было надо? — Не знаю. Наверное, просто так.

Потом я развлекался тем, что перелагал стишки про злоключения маленького мальчика, сохраняя ритм и рифму. Тогда я ещё не знал, что можно изложить это же в традиционных античных формах — например, элегическим дистихом или каким-нибудь анакреонтовым. Но не суть...

Потом наступил долгий перерыв. Я выпал из дистанционного общения с латинистами, потерял связь с кафедрой классической филологии и даже перестал читать авторов. Только иногда снимал с полки Testamentum Novum, чтобы убедиться, что глядя в книгу ещё не вижу фигу.

А недавно опять прорвало. Наверно, времени больше появилось. Зашёл я вконтакт. Нашёл группу живой латыни. Увы, группа оказалась мёртвой: несмотря на почти две тыщи участников, заметки туда писал только я. Плюнул и отписался.

Зато сегодня смотрю: на мой профайл там написали какие-то две дамы (личные сообщения) с невинной просьбой помочь им сделать домашние задания. Бесплатно, естественно. Мне-то не трудно, а смысл? Послал их за деньгами. Обиделись. Флаг в руки!

Читать далее

2 нояб. 2011 г.

Изнасилования в мужских однополых парах несут угрозу ВИЧ

Недавнее исследование, проведённое в ЮАР, показало, что около 10% южноафриканских мужчин подвергались сексуальному насилию со стороны другого мужчины. Исследование имеет очень важное значение, поскольку оно показывает связь между насильственными преступлениями и распространением ВИЧ. Данные исследования были представлены во время ежегодной Инициативы по исследованиям сексуального насилия в Кейптауне. Ведущий исследователь, Кристин ДАНКЛ (Kristin DUNCLE), профессор из Универстета Эмори в США, организовала опросы в случайно выбранных домах среди 1740 мужчин из двух южноафриканских провинций. Проведением опроса занимался Совет медицинских исследований ЮАР.

Результаты исследования были опубликованы ещё в 2009 году, с тех пор оно стало известно как «MRC rape study». Наибольшее внимание специалистов и прессы тогда привлек тот факт, что один из трех мужчин признался в том, что совершил изнасилование женщины. Данные о сексуальном насилии над мужчинами были фактически проигнорированы.


Много мужчин, пострадавших от сексуального насилия, сообщают, что их принуждали к сексуальным актам, связанным с крайне низким риском передачи ВИЧ, например, насильник мог заставлять их прикасаться к своему члену или тёрся членом о бедра пострадавшего. Тем не менее, около 30% сообщают, что их изнасиловали орально или анально.

Мужчины, практикующие секс с мужчинами (МСМ), то есть мужчины, добровольно занимающиеся сексом с другими мужчинами, независимо от того, считают ли они себя геями или нет, в девять раз чаще переживали изнасилование со стороны других мужчин. Около 3% опрошенных признались в сексуально насильственных действиях по отношению к другим мужчинам, это менее половины от числа тех, кто сообщил, что их изнасиловал мужчина.

Предыдущие южноафриканские исследования показали, что существует повышенный риск передачи ВИЧ от мужчины-насильника женщине, которая страдает от его насилия, особенно если речь идёт о насилии в постоянных отношениях. В отношениях между мужчинами была обнаружена абсолютно такая же тенденция — работа ДАНКЛ демонстрирует, что и насильники, совершившие изнасилование мужчины, и те, кто пережил изнасилование другим мужчиной, гораздо чаще оказываются ВИЧ-положительными.

Эта тенденция имеет только одно исключение: пострадавшие от изнасилования другим мужчиной, которые не относят себя к МСМ. В этой группе уровень распространения ВИЧ такой же, как и среди мужчин, которые никогда не страдали от сексуального насилия.

Когда любовь причиняет боль


«Может показаться странным, что риск ВИЧ не повышается для переживших изнасилование мужчин, если они не являются МСМ», — говорит Мэри ЭЛЛСБЕРГ, вице-президент исследований и программ Международного центра женских исследований. Однако это указывает на то, что в основном МСМ подвергаются насилию со стороны партнёров. Такое же повышение риска ВИЧ наблюдается среди женщин, которые подвергаются насилию в постоянных отношениях.

«Предыдущие исследование Совета медицинских исследований показало, что высокий уровень распространения ВИЧ — это результат комбинации факторов для женщин, которых избили и изнасиловали их мужья. Ведь эти женщины имеют регулярные сексуальные контакты со своими насильниками», — заявила ЭЛЛСБЕРГ в интервью.

«Однако нам также известно, что если женщина изнасилована незнакомцем, то хотя ей мог передаться ВИЧ во время самого изнасилования, общий уровень распространения вируса среди таких женщин такой же, как и среди тех, кого не насиловали. Изнасилование мужчин, которые не являются МСМ, происходит вне регулярных сексуальных контактов, так что это одна-единственная рискованная ситуация и уровень риска остаётся таким же, как и для населения в целом», — поясняет она.

Иная ситуация складывается, если у мужчины есть постоянные отношения с другим мужчиной, который практикует насилие. Известно, что склонность к насилию и рискованное поведение в отношении ВИЧ взаимосвязаны. В этом случае передача ВИЧ во время добровольного или принудительного секса становится очень высокой. Четверть МСМ, переживших изнасилование, были ВИЧ-положительными.

Проблема не только в мужчинах


Две трети МСМ сообщили в исследовании, что сейчас у них есть отношения с женщиной-партнёром, так что эти данные касаются как мужчин, так и женщин. Если говорить не о жертвах, а о насильниках, то подавляющее большинство тех, кто совершил изнасилование другого мужчины, также подвергал насилию женщин.

«Мужчины, которые подвергали насилию других мужчин, также совершали насилие в отношении женщин — более 80% из них избивали женщин-партнёров. Мы должны рассматривать эти данные в терминах риска и для женщин, они демонстрируют неразрывный круг секса, насилия и передачи ВИЧ», — сообщает ДАНКЛ.

«Мы знаем, что насилие связано с нашим представлением о мужественности и поведении настоящих мужчин, и мы должны посмотреть на эту проблему шире и учитывать насилие между мужчинами», — добавляет она.

Почти половина мужчин, переживших сексуальное насилие со стороны мужчины, сообщили о том, что они подвергали сексуальному насилию женщин, 25% из них совершили изнасилование женщины в течение последнего года.

ДАНКЛ считает, что эти данные говорят о том, что медицинские работники и представители служб здравоохранения никогда не должны делать предположений насчёт сексуальной истории мужчин и исключать возможность изнасилования мужчин.

Примечания:


Перевод на русский: http://msmeurasia.org/index.php/news/51-2011-08-04-11-54-35/109-2011-11-01-17-42-21

Английский оригинал: http://allafrica.com/stories/201110180999.html

Краткое изложение результатов исследования: http://www.mrc.ac.za/gender/violence_hiv.pdf


Читать далее

31 окт. 2011 г.

Введение в концепции сетевого анализа

На русском языке появился неплохой обзор работ в разнообразных сферах научного и прикладного знания, в которых применение концепции графов/сетей оказалась чрезвычайно плодотворным:

Евин И. А. Введение в теорию сложных сетей [Текст] // Компьютерные исследования и моделирование. — 2010. — Т. 2, No 2. — С. 121–141. — Режим доступа: http://crm.ics.org.ru/uploads/crmissues/crm2010-2-2/crm10201.pdf
Читать далее

Исследование сексуального поведения 24700 американских МСМ

Исследователи из Университета Индианы и Университета Джорджа Мейсона (США) провели онлайн-опрос среди 24 700 геев и бисексуалов в возрасте от 18 до 87 лет. Мужчин спрашивали об их последнем сексуальном опыте, и результаты опроса опровергают расхожие стереотипы о сексуальности геев.


Анальный секс вовсе не был так популярен среди геев и бисексуалов, как принято считать. Только 35.5% и 33.8% участников исследования занимались принимающим или вводящим анальным сексом соответственно во время последнего сексуального контакта. Самым популярным видом сексуальной активности оказался оральный секс — 75% делали оральный секс, а 73.4% получали его от партнёра во время последнего сексуального контакта.

Что касается вопросов здравоохранения, в том числе профилактики ВИЧ среди гомосексуалов, авторы исследования рекомендуют «широкие, не сосредоточенные только на заболеваниях взгляды для специалистов медицины и общественного здравоохранения, которые занимаются сексуальным здоровьем геев и бисексуалов».

«Из-за непропорциональной уязвимости МСМ перед ВИЧ, большинство исследований сексуального поведения геев и бисексуалов сосредоточены только на заболевании. Такой акцент привел к появлению обширной литературы о геях и бисексуалах в контексте риска, когда все разнообразие и сложность сексуальной жизни этих мужчин игнорируется», — говорит соавтор исследования, Майкл РИС, директор Центра продвижения сексуального здоровья.

Согласно пресс-релизу Университета Индианы, учёные также обнаружили следующее:

— Более 40% участников исследования сообщили, что их последним сексуальным партнёром был человек, с которым они сейчас встречаются, их парень или муж/партнёр. В аналогичном исследовании среди гетеросексуалов так ответили чуть более половины участников.

— Сексуальный репертуар геев и бисексуалов оказался очень разнообразным, участники назвали более 1300 комбинаций разных видов сексуальной активности во время последнего сексуального контакта.

— Большинство последних сексуальных контактов с мужчиной оценивались участниками исследования очень положительно. При этом мужчины старшего возраста были в наибольшей степени довольны удовольствием и уровнем возбуждения во время контакта.

— Почти половина участников опроса, которые занимались анальным сексом во время последнего сексуального контакта, использовали презерватив.

— Около 82% мужчин сообщили, что у них был оргазм во время последнего сексуального контакта, и мужчины значительно чаще сообщали об оргазме, если у них были продолжительные отношения с сексуальным партнёром.

Всего 84.6% участников были белыми, 85.9% считали себя геями и 57.4% имели образование не ниже степени бакалавра.

Примечания:


Перевод с англ.: http://parniplus.ru/index.php/2011-08-29-11-39-00/2011-08-02-11-49-00/148-2011-10-31-10-09-15

Английский оригинал: Terrell K. Oral Sex More Popular Than Anal Sex Among Gay and Bisexual Men, Online Survey Finds [Электронный ресурс] / The Body. — 2011. — Режим доступа: http://www.thebody.com/content/64466/oral-sex-more-popular-than-anal-sex-says-recent-se.html

Читать далее

30 окт. 2011 г.

«Актив», «пассив», «универсал» в исследовании гомосексуальных ролей

Вопрос о сексуально-ролевой идентичности МСМ возникает всякий раз, когда исследование касается сексуального поведения. Так, в наших работах он фигурировал, напр., тут, тут и тут. Представленный ниже перевод (с нашими редакторскими правками) свидетельствует о том, что эта тема остаётся актуальной.

*** *** ***

Это мое личное впечатление, что многие гетеросексуалы считают, будто существует два типа мужчин-геев в этом мире: те, которым нравится «давать» и те, которые любят «брать». Нет, я не имею в виду щедрость или привычки дарить и принимать подарки в среде гомосексуалов. Не совсем так, хотя как посмотреть. Скорее, различие касается предпочтения сексуальных ролей мужчинами-геями, когда речь идет об анальном половом акте. Как и в большинстве аспектов человеческой сексуальности, в данном случае всё тоже не просто.

Я вполне предполагаю, что некоторые читатели могут подумать, что такого рода статьям не место на Scientific American. Но величие и прелесть науки в том, что её аморальность и объективность невозможно доказать судом общественного мнения. С фактами сложно спорить, а с людьми можно. И когда мы говорим о половом члене во влагалище, или о нём же в анусе, мы подразумеваем одно и то же поведение человека.

Повсеместность гомосексуального поведения сама по себе делает данное исследование увлекательным. Более того, исследование самоопределения гомосексуалов имеет значительное прикладное значение, такое как изучение возможностей интеллектуального потенциала, приводящих к рискованному сексуальному поведению.

Людей, которые получают больше удовольствия (или, возможно, испытывают меньше беспокойства или дискомфорта), выступая в качестве партнёра «входящего» называют в разговорной речи «Верхними», тогда как тех, кто предпочитает выступать в качестве пассивного партнёра, известны как «Нижний» (прим. перев.: в статье нет терминов «актив» и «пассив»; одних называют «Top» — «Верхний» тот, кто сверху, ведущий, а в противоположность им «Bottom» — «Нижний» тот, кто снизу, ведомый, но для удобства я одних всё-таки назвал «активами», а вторых «пассивами»). Есть много других описательных терминов в жаргоне для этой мужской дихотомии («подающий и принимающий», «активный и пассивный», «доминирующий и покорный») но они менее удачны и не для Scientific American в любом случае.

Исследования показали, что большинство мужчин-геев чаще идентифицируют себя как «универсалы», что означает, что у них нет особых предпочтений к активной или пассивной роли. Для определённого меньшинства такие различия даже не применяются, так как некоторые мужчины-геи не нуждаются в анальном сексе и вместо этого предпочитают другие сексуальные действия. Однако есть и такие мужчины, которые отказываются от определения себя в качестве «актива», «пассива» или «универсала», или даже «гея» как общего термина для всех, несмотря на их частые акты анального секса с гомосексуалами. Их мы назовем «мужчины, имеющие секс с мужчинами» (или МСМ): подобные связи нередко присутствуют в среде гетеросексуальных людей.

Несколько лет назад группа учёных во главе с Тревором ХАРТОМ из Центра по контролю и профилактике заболеваний в Атланте изучили группу из 205 гомосексуалов. Среди основных выводов, сделанных в выпуске журнала «The Journal of Sex Research» за 2003 год, фигурировали следующие:

(1) Самоопределение в качестве «актива», «пассива» или «универсала» значительно соотносится с фактическим сексуальным поведением. То есть, на основе самоопределения участников и их последних сексуальных историй можно сказать, что те, кто определились как «активы», действительно чаще выступают в качестве партнёра «входящего», «пассивы» с большей вероятностью будут выступать в качестве «принимающего», а «универсалы» занимают промежуточное положение в половом поведении.

(2) По сравнению с «пассивами», «активы» чаще выступают в доминирующей роли в сексуальном поведении (или, по крайней мере, как они признают, готовы склонять других к роли пассивной). Например, «активы» также склонны к более частому доминированию во время устного общения с партнёром. Подобные выводы были также сделаны в ходе корреляционного исследования Дэвида МОСКОВИЦ, Gerulf REIGER и Майкла РОЛОФФА. В 2008 в «Sexual and Relationship Therapy» эти учёные сообщили, что «активы» с большей вероятностью будут доминировать над партнёром во всём, вплоть до игр с использованием секс-игрушек, а также игр со словесными оскорблениями и мочеиспусканием.

(3) «Активы» чаще, чем «пассивы» и «универсалы», отказываются от идентификации себя как «гея», и имели секс с женщиной в последние три месяца (в период исследования). Они в большей степени подвержены проявлениям гомофобии, по существу, сила этих проявлений прямо пропорциональна степени отвращения к своим гомосексуальным желаниям.

(4) Очевидно, что «универсалы», с точки зрения психологии, более здоровы, нежели «пассивы» и «активы». ХАРТ и его соавторы полагают, что это может быть связано с их большей раскрепощённостью в поисках сексуальных ощущений, пониженной эротофобией (страха перед сексом) и более высоким по значению чувством комфорта в любой роли.


Одной из основных целей ХАРТА и его коллег в этом исследовании было определение того, насколько ролевая самоидентификация гомосексуалов может пролить свет на распространение вируса ВИЧ. Но на деле, сексуальные роли не удалось соотнести со степенью незащищенности полового акта и поэтому они не могли быть использованы в качестве надёжного определителя вероятности использования презервативов. Тем не менее, авторы делают следующие выводы:

Хотя разделение сексуальных ролей напрямую не связано с незащищённым половым актом, «активы», занимают большую долю в общем количестве сексуальных контактов с анальным сексом, но в отличие от других групп, они менее склонны определять себя в качестве «геев». Негеи, которых мы назвали МСМ, могут иметь меньше половых контактов, у них меньше информации о профилактике ВИЧ, а также они менее часто являются клиентами ВИЧ-профилактических программ, нежели мужчины, самоидентифицирующие себя в качестве «геев». «Активы» с большей вероятностью будут избегать мест, часто посещаемых мужчинами-геями, и скорее всего вероятно, что их внутренняя гомофобия может привести к отказу от постоянных сексуальных контактов с другими мужчинами. Но, в то же время, «активы» в силу своего бисексуального поведения могут выступать в качестве переносчиков ВИЧ между женщинами и мужчинами.

Помимо этих важных следствий для здоровья «активов», «пассивов» и «универсалов», есть ещё целый ряд других особенностей социального и физического толка. Например, в статье МОСКОВИЦ, REIGER и РОЛОФФА отмечаено, что потенциальной гей-паре следует тщательно рассматривать вопрос долгосрочных отношений в перспективе, исходя из своих особенностей. С сексуальной точки зрения существуют очевидные проблемы совместимости для двух «активов» или «пассивов» находящихся в моногамных отношениях. Но поскольку эти роли в сексуальных предпочтениях, как правило, отражали и другие поведенческие свойства (такие, как склонность «активов» быть более агрессивными и напористыми, чем «пассивы»), то «такие отношения скорее всего приведут к конфликту, нежели отношения между дополняющими друг друга в сексуальном плане ролями».

Ещё об одном интересном исследовании было сообщено в выпуске 2003 года «Архивов сексуального поведения» антропологом Мэтью МАКИНТАЙРОМ. Исследователь взял чёткие фотоотпечатки правой руки 44 геев, участников ЛГБТ-сообщества Гарвардского университета, и соотнёс их с данными об их профессии, сексуальных ролях и другими пунктами, дающими представление об их интересах. Эта процедура позволила ему исследовать возможную связь между переменными, которые задействованы в т. н. известном «2D:4D эффекте» (чем больше разница в длине между вторым (указательным) и четвёртым (безымянным) пальцами человеческих рук, особенно правой руки, тем большим было воздействие дородовых андрогенов, что привело к последующей «маскулинизации» характеристик).

Естественно, все эти особенности реализуются в большом количестве детей. Таким образом, отношение длин 2-го пальца к 4-му (2D:4D) отрицательно коррелирует с приспособленностью: чем ниже это отношение, тем выше приспособленность»). Как ни странно, но МАКИНТАЙР обнаружил небольшую, но статистически значимую отрицательную связь между «2D:4D эффектом» и сексуально-ролевым самоопределением. То есть, по крайней мере в этом небольшом образце гей-выпускников Гарварда те, у которых маскулинизация «2D:4D эффекта» была выражена ярче, чаще сообщали, что предпочитают анальный половой акт в качестве «принимающей стороны» и чаще демонстрировали «женственность» в отношениях в целом.

На большинство вопросов, касающихся сексуально-ролевого самоопределения гомосексуалов, их развития, связи с социальным поведением, генами и нервными взаимодействиями я не ответил, только возникли новые.

Примечания:


Источник русского текста: http://www.liveinternet.ru/users/2890966/post121454597/

Английский оригинал: Bering J. Top Scientists Get to the Bottom of Gay Male Sex Role Preferences: «Tops», «Bottoms», «Versatiles», and others in the study of gay male self-identity [Электронный ресурс] / Scientific American. — 2009. — Режим доступа: http://www.scientificamerican.com/article.cfm?id=gay-male-sex-roles



Читать далее

28 окт. 2011 г.

Учёные разработали метод организации «Twitter-революций»

Выпускники Массачусетского технологического института (MIT) с помощью методов сетевого маркетинга создали универсальный алгоритм мобилизации и координации действий больших групп людей через Twitter, другие блоги и социальные сети.

Такую технологию можно использовать как для спасательных операций, так и для организации действий политических активистов во время революции, говорится в статье, опубликованной в журнале Science.


В 2009 году американское агентство оборонных разработок DARPA объявило конкурс «Сетевой вызов», участники которого должны были разработать лучший метод для мобилизации и координации общественных действий по всей территории США.

Организаторы конкурса спрятали на континентальной территории США десять красных шаров-метеорологических зондов, запуск которых должны были зафиксировать участники «вызова».

Группа учёных под руководством Алекса ПЕНТЛАНДА из MIT решила эту проблему за девять часов после взлёта шаров.


Команда из четырёх человек обогнала другие группы участников из нескольких сотен человек, которые использовали менее эффективные методы сбора информации — альтруистические стратегии, связи и славу самых популярных пользователей социальной сети Twitter, а также сообщество пользователей в этой сети, увлекающихся геолокацией.

Секрет их успеха заключается в том, что за 36 часов до начала эксперимента исследователи собрали в микроблогах Twitter многотысячную армию добровольцев со всех уголков Соединенных Штатов при помощи механизма «обратного» стимулирования, который основывается на принципах сетевого маркетинга и финансовых пирамид.

ПЕНТЛАНД и его коллеги заранее объявили, что они потратят весь призовой фонд, 40 тысяч долларов, на вознаграждение не только тем, кто сообщил им о местонахождении красного шара, но и тем, кто был задействован в приглашении этих людей.

Авторы статьи оценили находку каждого зонда в 4 тысячи долларов, половину из которых получает сам «первооткрыватель», четвёртую часть — тот человек, который пригласил его в сетевую команду, 500 долларов — участник группы, пригласивший второго «пирамидчика» и так далее.

Таким образом, чем больше человек пригласил людей, тем больше у него было шансов получить некоторую долю призового «пирога» по цепочке его «последователей». Подобная структура пирамиды стимулирует её расширение на всех уровнях.

С одной стороны, участник старается приглашать новых участников сети самостоятельно, а не через своих последователей, из-за прямой финансовой выгоды. С другой стороны, он не препятствует росту дерева последователей, так как это в любом случае увеличивает его шансы на выигрыш.

Подобная стратегия позволила учёным собрать 845 «пирамид» из добровольных последователей, общая численность которых составила 4.5 тысячи пользователей. Самая широкая сеть содержала 602 пользователя, а самая «высокая» состояла из 14 уровней «пирамидчиков».

В половине случаев новые пользователи не покидали пирамиду и привлекали в неё других людей, хотя обычно этот показатель составляет 10-35%.

Затем исследователи проверили, влияет ли географическое положение пользователей на то, кого они приглашают в социальную пирамиду, и на успешность этих приглашений.

Авторы статьи измерили расстояния между пользователями при помощи LiveJournal и обнаружили, что люди прикладывали наибольшие усилия и достигали большего успеха в том случае, если они пытались привлечь своих друзей из удаленных от них городов США.

Таким образом, стратегия «обратного» стимулирования позволяет мобилизовать большое количество ранее незаинтересованных пользователей социальных сетей для решения сложных задач, требующих мобилизации и слаженных действий нескольких тысяч людей в практически неограниченных географических масштабах.

Источник: http://korrespondent.net/tech/science/1277042-uchenye-razrabotali-metod-organizacii-twitter-revolyucij

Читать далее

25 окт. 2011 г.

Фуфайка как инструмент науки

Полдня заставлял себя работать. Дело в том, что у нас холодно, обогреватель постоянно гудит и этот гул отбивает всякое желание включить голову — можно только втупую смотреть на Q или FB. А если обогреватель выключить, то голова примерзает к столу, а задница, соответственно — к стулу. Только к вечеру, путём нечеловеческого пинания себя под зад получилось А) одеть manteau a la Russe (фуфайку), Б) выключить источник шума, В) выдернуть кабель интернета и начать...

Оказалось, что... а вот изложение результатов я отложу для отдельного поста.

Но вместе с тем, печальное зрелище являют всякие группы по интересам на вконтакте — типа там «Latine dicamus» или «Сообщество аспирантов, соискателей и кандидатов». Зато группа «Гей-порно» полна жизни и движения.

Читать далее

22 окт. 2011 г.

Исследование: мировой экономикой управляет одна «суперкорпорация»

Специалисты университета в Цюрихе провели математический анализ связей 43 тысяч транснациональных корпораций и сделали вывод: миром правит одна гигантская «суперкорпорация». Именно она «дёргает за ниточки» всемирной экономики.

Учёные обнаружили ядро из 1318 компаний, связи которых с другими сложно назвать иначе как кровосмесительными. У каждой из этих 1318 обнаружились теснейшие взаимосвязи с двумя или более другими компаниями.

Большинство финансовых цепочек идут в направлении «суперанклава» из 147 компаний. Их активы пересекаются друг с другом, фактически являясь общей собственностью.

Чтобы смоделировать образ глобальной корпоративной системы, эксперты обработали гигантский массив данных, отражающих отношения собственности между крупнейшими транснациональными корпорациями, пишет New Scientist.

«Реальность настолько сложна, что мы должны были отойти от догм, будь то теории заговора или теории свободного рынка, — пояснил автор исследования, теоретик комплексных систем Джеймс ГЛАТТФЕЛЬДЕР. — Наш анализ основан на реальных данных».

Предыдущие исследования показали, что сравнительно небольшая группа компаний и банков владеет львиной долей мирового «экономического пирога», от которого всем остальным остаются лишь крохи. Однако эти исследования упустили из виду косвенные взаимосвязи — отношения корпораций с дочерними и аффилированными компаниями.

Отсортировав 37 млн компаний и инвесторов по всему миру, представленных в базе данных Orbis С от 2007 года, команда учёных из Цюриха отобрала 43060 компаний, принадлежащих транснациональным корпорациям, и выявила их общие активы.

Была выстроена модель распределения экономического влияния ТНК путём контроля одних компаний над другими: владение фондами, участие в прибыли и т. п.

Существует ядро из 1318 компаний, у каждой из них обнаружились теснейшие взаимосвязи с двумя или более другими компаниями (среднее количество аффилированных партнёров оказалось равно 20).

И хотя официальные доходы этих корпораций едва превышают 20% от общемировой операционной выручки, через свои фирмы-сателлиты они фактически владеют большинством мировых компаний, работающих в секторе «реальной» экономики. Таким образом, в щупальцах корпоративных монстров сосредоточены порядка 60% общемировых доходов.

Большинство из этих «суперкорпораций» являются финансовыми институтами. Так, в топ-10 вошли:

1. Barclays plc

2. Capital Group Companies Inc

3. FMR Corporation

4. AXA

5. State Street Corporation

6. JP Morgan Chase & Co

7. Legal & General Group plc

8. Vanguard Group Inc

9. UBS AG

10. Merrill Lynch & Co Inc

Исследователи отмечают, что протесты против глобального капитализма, развернувшиеся по всему миру под лозунгом «Захвати Уолл-стрит» — очевидная реакция на власть корпораций.

http://newsru.com/finance/20oct2011/global_capitalism.html

Читать далее

18 окт. 2011 г.

Задрало!!!

Может ли быть конкурентно-способным вуз, в котором:
— низкая зарплата персонала? (ставка доцента 150 долларов при нагрузке 900 часов)
— нет отбора абитуриентов (берут всех)?
— не отчисляют за неуспеваемость?
— нет оборудования и лабораторий (хоть какого-то, я уж не говорю о современном)?
— процветает взяточничество?
— сотрудники боятся ректора, но отрываются на преподавателях?

Читать далее

14 окт. 2011 г.

Если завтра — война?

Кончились очередные курсы по гражданской обороне.

Вопрос: и шо? Если завтра — бабах — мы спасёмся? Ага. Щаз: основным лейтмотивом учебных фильмов было: если вы попали под завалы (лавину, сель, в автомобиле утонули в реке, etc — нужное подчеркнуть), сохраняйте присутствие духа: помощь обязательно придёт.

Оно конечно правильно: лучше настроиться на встречу с предвечным с ясным рассудком, чем биться головой о крышку гроба в истерике. Но, как говорится, не верю.

Не верю, что придёт эта самая помощь. Хотя бы потому, что противогазы ещё на вооружении с 1991 года (при нормативном сроке хранения в 5 лет!). На них же резина рассыпается!

Читать далее

11 окт. 2011 г.

Городские суеверия

Пришёл сегодня срок платить нашей уборщице, я её утром разыскал и даю деньги, а она говорит, что нельзя из рук в руки (днём), надо положить на стол, а она возьмёт оттуда. Ну мне то всё равно — положил, взяла. По ходу ещё рассказала, что нельзя давать в долг после захода солнца, однако существует способ обмануть силы зла.

Вот, например, она позвонила подруге вечером с просьбой одолжить и поскольку нужда была срочная, то оная подруга, при встрече (в момент передачи наличности), рассыпала купюры по земле, а одалживающаяся сама их должна была собрать с неё: ведь в этом случае не происходит дачи из рук в руки, а нуждающийся как бы сам нашёл клад...

Хотя, если рассуждать последовательно, то эта операция освобождает должника от долга: я не взяла у тебя, а сама нашла :)

Читать далее

9 окт. 2011 г.

Из конференционного блокнота

«В странах низкого дохода, таких как Эквадор, эпидемия ВИЧ и мероприятия, на её преодоление направленные, способствуют консолидации и мобилизации местного сообщества» (из выступл. Джеффри о’Мали на конф. в Киеве 22–24.10.2010)

Не уверен, что это у нас сработает, разве что ВИЧ-сервис будет лишь «вывеской», скрывающей кропотливую работу в направлении усиления консолидации сообществ через распространение заданного варианта социальной идентичности. Такая работа направлена на изменение модели устройства общества по западно-европейскому образцу, когда город структурируется не по принципу принадлежности к территории («свой с раёна»), а по принципу обладания общей социальной или этнической или сексуальной идентичностью.

Читать далее

27 сент. 2011 г.

Преобразование таблицы в массив для логлинейного анализа

Описанная в предыдущем материале команда loglm() работает со специфической формой исходных данных — массивом (на языке R — array), отличающимся от обычной таблицы. Задача преобразовать обычную таблицу (на языке R — data.frame) в array оказалась не вполне тривиальной.

1) импортируем таблицу в R так, чтобы стоящие в ней NA были значимой категорией:

> lxx=read.csv('путь к файлу',header=T,na.strings=' ')


2) делаем, как указано в http://r-statistics.livejournal.com/5467.html, но с соответствующими смысловыми заменами:

> names <- list(age=c('15-19','20-29','30-39','40-49','50.and.older','NA'), family.status.legal=c('single','married','divorsed','NA'), family.status.actual=c('alone','parent','with.man','with.woman','NA'), clubA=c(0,1,'NA'), partiesA=c(0,1,'NA'), cruisingA=c(0,1,'NA'), internet=c(0,1,'NA'), newspaper=c(0,1,'NA'), teletext=c(0,1,'NA'), on.street=c(0,1,'NA'))


Таким образом, вначале мы создаём сам массив, в котором указываем все переменные и те значения, которые эти переменные могут принимать. Далее нужно, собственно, импортировать в созданный массив имеющиеся у нас в таблице данные:

> lx=array(c(age=lxx$age,
family.status.legal=lxx$family.status.legal,
family.status.actual=lxx$family.status.actual,
clubA=lxx$clubA,
partiesA=lxx$partiesA,
cruisingA=lxx$cruisingA,
internet=lxx$internet,
newspaper=lxx$newspaper,
teletext=lxx$teletext,
on.street=lxx$on.street),dim=c(6,4,5,3,3,3,3,3,3,3),dimnames=names)

Читать далее

11 сент. 2011 г.

Логлинейный анализ

Перевод материала William B. KING, http://ww2.coastal.edu/kingw/statistics/R-tutorials/loglin.html

Вступительные замечания


Мы будем упражняться на встроенном в R наборе данных «Titanic». Он описывает последствия катастрофы лайнера «Титаник» в 1912 г. и представляет из себя массив с четырьмя столбцами...

> data(Titanic)
> dimnames(Titanic)
$Class
[1] "1st" "2nd" "3rd" "Crew"

$Sex
[1] "Male" "Female"

$Age
[1] "Child" "Adult"

$Survived
[1] "No" "Yes"



Как видим, здесь есть четыре категориальных переменных, а именно «Class» описывает класс каюты путешествовавших пассажиров (значения «1st», «2nd», «3rd», «Crew»), «Sex» описывает пол пассажиров (значения «Male», «Female»), «Age» описывает их возраст по стратам («Child», «Adult») и, наконец, выжил ли пассажир или погиб в этой катастрофе, указано в переменной «Survived» («No», «Yes»). В этой таблице...

> margin.table(Titanic)
[1] 2201


...записей, каждая из которых соответствует человеку. Эти данные были собраны British Board of Trade при расследовании катастрофы.

Логлинейный анализ (Log linear analysis) позволяет взглянуть на взаимоотношения между переменными в многомерной таблице сопряжённости. Подобно своему старшему брату, критерию хи-квадрат для двумерной таблицы, логлинейный анализ основывается на допущении, что все представленные в таблице наблюдения являются независимыми (возможно, это не совсем так в случае наших данных), а ожидаемые частоты в таблицах 2 на 2 будут достаточно высоки, как правило 5 и больше. До тех пор пока ожидаемые частоты составляют 1 или больше (при этом не более 20% из них меньше пяти), точность процедуры будет приемлемой, однако её мощность будет очень мала! (собственно, это такие же допущения, как и у пирсоновского критерия хи-квадрат).

Посмотрим на данные, собранные в переменных «Class» и «Age»...

> margin.table(Titanic, c(2,4)) # эта команда показывает столбцы 2 и 4
Survived
Sex No Yes
Male 1364 367
Female 126 344


Видно, что женщина имела значительно большую вероятность выжить, чем мужчина. Отношение шансов (в советской литературе иногда переводилось как отношение преобладаний) быть выжившим в той катастрофе составляет...

> (344/126) / (367/1364)
[1] 10.14697


... величину большую 10 (т. е. десять к одному, 10:1). Отношение правдоподобия (relative likelihood или likelihood ratio, LR) соответственно...

> (344/(344+126)) / (367/(367+1364))
[1] 3.452165


... (отношение правдоподобия — это доля выживших женщин, делённая на долю выживших мужчин). Итак, женщины более чем в 3.5 раз чаще выживали. В этом и состоит язык логлинейного анализа. Пирсоновский критерий хи-квадрат для этой таблицы показал бы, без сомнения, высокую значимость связи (в этом контексте мы называем её «взаимодействием» (interaction) между рассмотренными двумя факторами).

Немного теории


Хи-квадрат является основным кирпичиком логлинейного анализа, однако в несколько иной форме, называемой хи-квадрат отношения правдоподобия (likelihood ratio chi square). Её преимуществом является то, что хи-квадраты отношения правдоподобия обладают свойством аддитивности. Это значит, что хи-квадраты, полученные из отдельных действий, складываются вместе и дают значения сложного эффекта (или «модели»). R (насколько мне известно) не содержит теста, позволяющего вычислить хи-квадрат отношения правдоподобия для таблицы 2 на 2, однако нам ничего не мешает пользоваться этим тестом для такой простейшей таблицы, поэтому ниже я привожу скрипт:

### начало текста скрипта
> likelihood.test = function(x) {
nrows = dim(x)[1] # no. of rows in contingency table
ncols = dim(x)[2] # no. of cols in contingency table
chi.out = chisq.test(x,correct=F) # do a Pearson chi square test
table = chi.out[[6]] # get the OFs
ratios = chi.out[[6]]/chi.out[[7]] # calculate OF/EF ratios
sum = 0 # storage for the test statistic
for (i in 1:nrows) {
for (j in 1:ncols) {
sum = sum + table[i,j]*log(ratios[i,j])
}
}
sum = 2 * sum # the likelihood ratio chi square
df = chi.out[[2]] # degrees of freedom
p = 1 - pchisq(sum,df) # p-value
out = c(sum, df, p, chi.out[[1]]) # the output vector
names(out) = c("LR-chisq","df","p-value","Pears-chisq")
round(out,4) # done!
}
### конец скрипта


Выделите, скопируйте и вставьте текст в окно терминала R. При необходимости нажмите клавишу Enter в конце. Это создаст функцию в вашем рабочем пространстве с именем likelihood.test(). Посмотрим, как она применяется:

> sex.survived = margin.table(Titanic, c(2,4)) ### создаём таблицу 2 на 2
likelihood.test(sex.survived)
LR-chisq df p-value Pears-chisq
434.4688 1.0000 0.0000 456.8742


Результат выполнения команды состоит из значения отношения правдоподобия, числа степеней свободы, значения p-критерия, и, для сравнения, значения пирсоновского критерия хи-квадрат.

Попытаемся объяснить частоты в таблице сопряжённости. В традиционном критерии хи-квадрат наша модель состоит из влияния каждого фактора, при этом между факторами нет взаимодействий. Если результаты позволяют отвергнуть нулевую гипотезу, то мы считаем, что избранная модель плохо описывает частоты в клетках таблицы и что, следовательно, нужно допустить наличие взаимодействия между факторами (т. е. они не независимы или связаны).

В традиционном критерии хи-квадрат таблицы 2 на 2 более простая модель обычно не имеет смысла, но для того, чтобы показать вам саму идею, допустим, что предлагается следующая модель (нулевая гипотеза): все частоты в клетках таблицы равны. Иными словами, нет не только каких-либо взаимодействий между двумя переменными, но также нет и действия какого-либо фактора. Ничего не мешает нам протестировать нулевую гипотезу с использованием критерия хи-квадрат и мы сделаем его, приняв ожидаемые частоты равными 2201/4=550.25. На языке логлинейного анализа эта модель, в которой все частоты равны, называется нулевой (null model).

С другой стороны, мы могли бы создать модель, включающую не только главные эффекты каждого фактора, но также все возможные взаимодействия между ними. Такая модель, конечно, прекрасно бы объяснила (предсказала) все частоты в ячейках (это имело бы следствием равенство нулю значение хи-квадрат при нулевом значении степеней свободы), однако у этой модели нет никакой объясняющей ценности (мы и так знаем, что все факторы, действуя так, как они действовали, приведут к тому, что произошло). Такая модель в терминах логлинейного анализа называется «насыщенной».

Логлинейный анализ


Наша цель — объяснить полученные частоты в массиве «Titanic» возможно более простой моделью.

Эффекты, что они означают?

Class в некоторых классах пассажиров больше, чем в других
Sex пассажиров одного пола больше, чем пассажиров другого
Age пассажиров одной возрастной группы больше, чем пассажиров другой
Survived численности выживших и погибших в катастрофе не одинаковы
Class × Sex переменные «Class» и «Sex» не независимы (напр., мужчины зарабатывают больше женщин, поэтому могут позволить себе путешествовать более дорогим классом)
Class × Age переменные «Class» и «Age» не независимы (напр., члены команды корабля [значение «Crew»] ехали без детей)
Class × Survived переменные «Class» и «Survived» не независимы (напр., члены команды корабля способны дольше продержаться на воде после катастрофы в силу профессиональной подготовки, пассажиры верхних палуб, т. е. более дорогого класса, находились в момент катастрофы ближе к шлюпкам и спасательным кругам)
Sex × Age переменные «Sex» и «Age» не независимы (напр., среди путешествовавших взрослых больше мужчин)
Sex × Survived переменные «Sex» и «Survived» не независимы (напр., в силу культурных традиций в шлюпки сажали прежде всего женщин или, наоборот, мужчины, будучи сильнее, могли первыми захватить спасательные средства)
Age × Survived переменные «Age» и «Survived» не независимы (напр., взрослые выживают чаще, так как они сильнее и спасательные средства рассчитаны на них)
Class × Sex × Age эти три переменные связаны друг с другом
Class × Sex × Survived эти три переменные связаны друг с другом
Class × Age × Survived эти три переменные связаны друг с другом
Sex × Age × Survived эти три переменные связаны друг с другом
Class × Sex × Age × Survived все четыре переменные связаны друг с другом

Заметьте, мы не рассматриваем факторы как зависимые или независимые переменные. Мы это могли бы сделать, но не в этот раз. Важно, чтобы вы об этом помнили. Вполне объяснима склонность трактовать «Survived» как зависимую переменную (отклик), на которую влияют те или иные факторы. Но мы сейчас НЕ будем этого делать. Мы попытаемся смоделировать (объяснить, предсказать, оценить) частоты в таблице сопряжённости.

Начнём, пожалуй, с такого:

> summary(Titanic)
Number of cases in table: 2201
Number of factors: 4
Test for independence of all factors:
Chisq = 1637.4, df = 25, p-value = 0
Chi-squared approximation may be incorrect


Вы только что сделали логлинейный анализ модели, которая включает в себя лишь главные эффекты, т. е. эффекты каждого из факторов без каких-либо взаимодействий между ними (первые четыре строчки в подразделе «Эффекты, что они означают»). Таким образом, эту модель (нулевую гипотезу) мы отбрасываем. В некоторых случаях существуют такие взаимодействия, которые мы должны найти, чтобы адекватно объяснить частоты в ячейках.

В R можно найти несколько функций для построения логлинейной модели. Среди них loglin() в библиотеке "stats" (она загружается по умолчанию), loglm() в библиотеке "MASS", а также glm() в библиотеке "stats". Давайте немного поэкспериментируем...

> library("MASS")
> loglm( ~ Sex + Survived, data=sex.survived)
Call:
loglm(formula = ~ Sex + Survived, data = sex.survived)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 434.4688 1 0
Pearson 456.8742 1 0


Мы видим, что в таблице 2 на 2 «Sex» от «Survived», когда мы предполагаем только чистые эффекты индивидуальных факторов, мы получаем те же самые результаты, какие у нас получились при использовании моей команды likelihood.test(). Иными словами, мы воспользовались логлинейным моделированием, чтобы применить критерий хи-квадрат на независимость переменных в этой таблице сопряжённости. Модель, содержащая лишь чистые эффекты, оказалась неприемлемой (нулевая гипотеза отброшена, p очень близко к 0). Следовательно, тут есть связь между двумя переменными (мы это предполагали).

Проделаем то же самое с полной таблицей...

> loglm(~ Class + Sex + Age + Survived, data=Titanic)
Call:
loglm(formula = ~Class + Sex + Age + Survived, data = Titanic)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 1243.663 25 0
Pearson 1637.445 25 0


Результат такой же, как и при использовании команды summary(Titanic). Существенно, что мы применили критерий хи-квадрат на независимость четырёх переменных и отбросили нулевую гипотезу. Какие-то из этих факторов взаимодействуют друг с другоми, давая наблюдаемые частоты в ячейках. Насыщенная модель, с другой стороны, не даёт ничего полезного, поскольку она полностью объясняет (предсказывает, моделирует) наблюдаемые частоты:

> loglm(~ Class * Sex * Age * Survived, data=Titanic)
Call:
loglm(formula = ~Class * Sex * Age * Survived, data = Titanic)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 0 0 1
Pearson NaN 0 1


Нулевая гипотеза не отбрасывается (p очень близко к 1). Истина лежит где-то посредине между этими крайностями.

Попытаемся обойтись без четырёхпеременного взаимодействия:

> loglm(~ Class * Sex * Age * Survived - Class:Sex:Age:Survived, data=Titanic)
Call:
loglm(formula = ~Class * Sex * Age * Survived - Class:Sex:Age:Survived,
data = Titanic)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 0.0002728865 3 0.9999988
Pearson NaN 3 NaN


Критерий хи-квадрат для отношения правдоподобия показывает, что эта модель предсказывает частоты в ячейках так, что они существенно не отличаются от действительно наблюдаемых. Таким образом, четырёхпеременное взаимодействие является избыточным в нашей модели, т. к. оно никак не помогает понять, каковы отношения реальных частот.

С другой стороны...

> loglm(~ Class + Sex + Age + Survived + Age:Survived, data=Titanic)
Call:
loglm(formula = ~Class + Sex + Age + Survived + Age:Survived,
data = Titanic)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 1224.103 24 0
Pearson 1596.846 24 0


... модель со всеми факторами плюс взаимодействием Age × Survived предсказывает частоты, которые значимо отличаются от реальных. Нужно добавить больше вариантов взаимодействий, чтобы получить «истинную правду» (т. е. чтобы создать адекватную статистическую модель того, что произошло на Титанике).

Тестирование конкретных гипотез

Предположим, сначала нам следует проверить гипотезу о том, что пол связан с выживаемостью в катастрофе на Титанике. Из критерия хи-квадрат для двух переменных, который мы сделали выше, следует, что это похоже на правду. Однако, переменная «Sex» связана также с переменными «Class» (p близко к нулю) и «Age» (p близко к нулю), и обе они значимо связаны с «Survived». Следовательно, взаимодействие переменных «Class» и «Age» может испытывать влияние взаимодействия переменных «Sex» и «Survived». Подобно множественной регрессии (multiple regression) для числовых переменных логлинейная регрессия позволит нам рассмотреть отдельный вклад этих эффектов.

Если мы удалим все обозначения взаимодействий, включающие как «Sex», так и «Survived», то модель по-прежнему будет адекватно описывать наблюдаемые частоты, следовательно можно сделать вывод, что пол и выживаемость не являются связанными...

> sat.model = loglm(~ Class * Sex * Age * Survived, data=Titanic)
sat.model
Call:
loglm(formula = ~Class * Sex * Age * Survived, data = Titanic)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 0 0 1
Pearson NaN 0 1
> ### already knew this...
> model2 = update(sat.model, ~.-(Class:Sex:Age:Survived+Sex:Age:Survived+
+ Class:Sex:Survived+Sex:Survived))
> model2
Call:
loglm(formula = ~Class + Sex + Age + Survived + Class:Sex + Class:Age +
Sex:Age + Class:Survived + Age:Survived + Class:Sex:Age +
Class:Age:Survived, data = Titanic)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 436.2715 8 0
Pearson NaN 8 NaN


Модель плохо описывает наблюдаемые частоты, поскольку в ней нет взаимодействия между «Sex» и «Survived». Заметьте, что использование команды update() даёт новую модель. Конечно, мы могли бы просто перенабрать формулу модели, но команда update() является более удобным средством. Использованный нами в этой команде синтаксис означает «обновить sat.model с использованием всех тех же предикторов (точка = „те же самые“), за исключением (знак минуса) следующих за знаком минуса». Давайте сделаем её по-другому, убрав только два взаимодействия между тремя переменными...

> model3 = update(sat.model, ~.-(Class:Age:Sex:Survived+Sex:Age:Survived+
+ Class:Sex:Survived))
> model3
Call:
loglm(formula = ~Class + Sex + Age + Survived + Class:Sex + Class:Age +
Sex:Age + Class:Survived + Sex:Survived + Age:Survived +
Class:Sex:Age + Class:Age:Survived, data = Titanic)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 76.90406 7 5.884182e-14
Pearson NaN 7 NaN


Неа! И эту модель отбрасываем. Очевидно, взаимодействие переменных «Sex» и «Survived» обуславливается (зависит от, изменяется с) ещё одним фактором.

Как вы можете представить, такой путь поиска логлинейной модели является очень утомительным и чреватым ошибками. R предоставляет нам способ сделать это автоматически.

Функция step()

Хотя я, в целом, не одобряю автоматизированное построение статистических моделей, в данном случае я склолнен сделать исключение...

> step(sat.model, direction="backward")
Start: AIC=64
~Class * Sex * Age * Survived

Df AIC
- Class:Sex:Age:Survived 3 58
64

Step: AIC=58
~Class + Sex + Age + Survived + Class:Sex + Class:Age + Sex:Age +
Class:Survived + Sex:Survived + Age:Survived + Class:Sex:Age +
Class:Sex:Survived + Class:Age:Survived + Sex:Age:Survived

Df AIC
- Sex:Age:Survived 1 57.685
58.000
- Class:Sex:Age 3 61.783
- Class:Age:Survived 3 89.263
- Class:Sex:Survived 3 117.013

Step: AIC=57.69
~Class + Sex + Age + Survived + Class:Sex + Class:Age + Sex:Age +
Class:Survived + Sex:Survived + Age:Survived + Class:Sex:Age +
Class:Sex:Survived + Class:Age:Survived

Df AIC
57.685
- Class:Sex:Age 3 71.953
- Class:Age:Survived 3 95.899
- Class:Sex:Survived 3 126.904
Call:
loglm(formula = ~Class + Sex + Age + Survived + Class:Sex + Class:Age +
Sex:Age + Class:Survived + Sex:Survived + Age:Survived +
Class:Sex:Age + Class:Sex:Survived + Class:Age:Survived,
data = Titanic, evaluate = FALSE)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 1.685479 4 0.7933536
Pearson NaN 4 NaN


Эта процедура применяется для насыщенной модели ("sat.model"), подвергая её тому, что называется «регрессия методом исключения» (backward regression). Функция step() применяется с опцией "direction=backward" (другие опции суть "forward" и "both"). Она упрощает модель, используя критерий Akaike's Information Criterion (AIC). Чем меньше значение AIC, тем лучше. В нашем случае, R приходит к модели, в которой только два взаимодействия удалены, а именно — четырёхпеременное и Sex:Age:Survived. Это значит, что отношение между переменными «Sex» и «Survived» обуславливаются переменной «Class». Давайте это проверим...

> margin.table(Titanic, c(2,4,1))
, , Class = 1st

Survived
Sex No Yes
Male 118 62
Female 4 141

, , Class = 2nd

Survived
Sex No Yes
Male 154 25
Female 13 93

, , Class = 3rd

Survived
Sex No Yes
Male 422 88
Female 106 90

, , Class = Crew

Survived
Sex No Yes
Male 670 192
Female 3 20


Отношения шансов очень легко рассчитать вручную, исходя из данных этих таблиц...

> ### odds ratio 1st class
> (141/4) / (62/118)
[1] 67.08871
> ### odds ratio 2nd class
> (93/13) / (25/154)
[1] 44.06769
> ### odds ratio 3rd class
> (90/106) / (88/422)
[1] 4.071612
> ### odds ratio crew
> (20/3) / (192/670)
[1] 23.26389


Таким образом, во всех классах шансы выжить были у женщин выше, чем у мужчин, однако это особенно заметно для совокупности пассажиров первого класса.

Получение большего объёма информации из модели

Допустим, что мы хотим работать с моделью, созданной командой step() как с моделью случившегося на Титанике. Вначале, я помещу модель в data object (я попросту скопирую и вставлю команду, продуцирующую эту модель из вывода команды step())...

> loglm(formula = ~Class + Sex + Age + Survived + Class:Sex + Class:Age +
+ Sex:Age + Class:Survived + Sex:Survived + Age:Survived +
+ Class:Sex:Age + Class:Sex:Survived + Class:Age:Survived,
+ data = Titanic) -> step.model


Далее последуют несколько извлекающих функций (extractor functions) для того, чтобы получить информацию из модели (см. help, если нужен полный перечень)...

> print(step.model) # то же самое, как если бы мы просто напечатали step.model
Call:
loglm(formula = ~Class + Sex + Age + Survived + Class:Sex + Class:Age +
Sex:Age + Class:Survived + Sex:Survived + Age:Survived +
Class:Sex:Age + Class:Sex:Survived + Class:Age:Survived,
data = Titanic)

Statistics:
X^2 df P(> X^2)
Likelihood Ratio 1.685479 4 0.7933536
Pearson NaN 4 NaN
>
> fitted(step.model) # ожидаемые частоты, вычисленные по нашей модели
Re-fitting to get fitted values
, , Age = Child, Survived = No

Sex
Class Male Female
1st 0.00000 0.00000
2nd 0.00000 0.00000
3rd 37.43281 14.56719
Crew 0.00000 0.00000

, , Age = Adult, Survived = No

Sex
Class Male Female
1st 118.0000 4.0000
2nd 154.0000 13.0000
3rd 384.5672 91.4328
Crew 670.0000 3.0000

, , Age = Child, Survived = Yes

Sex
Class Male Female
1st 5.00000 1.00000
2nd 10.98493 13.01507
3rd 10.56718 16.43282
Crew 0.00000 0.00000

, , Age = Adult, Survived = Yes

Sex
Class Male Female
1st 57.00000 140.00000
2nd 14.02291 79.97709
3rd 77.43281 73.56719
Crew 192.00000 20.00000

> resid(step.model) # стандартные остатки (standardized residuals)
Re-fitting to get frequencies and fitted values
, , Age = Child, Survived = No

Sex
Class Male Female
1st 0.000000e+00 0.000000e+00
2nd 0.000000e+00 0.000000e+00
3rd -4.020602e-01 6.208006e-01
Crew 0.000000e+00 0.000000e+00

, , Age = Adult, Survived = No

Sex
Class Male Female
1st 0.000000e+00 0.000000e+00
2nd 0.000000e+00 0.000000e+00
3rd 1.239264e-01 -2.555637e-01
Crew 0.000000e+00 0.000000e+00

, , Age = Child, Survived = Yes

Sex
Class Male Female
1st 2.142148e-08 -4.552313e-08
2nd 4.546268e-03 -4.178434e-03
3rd 7.221252e-01 -6.159455e-01
Crew 0.000000e+00 0.000000e+00

, , Age = Adult, Survived = Yes

Sex
Class Male Female
1st -6.825888e-08 6.182584e-08
2nd -6.118921e-03 2.561368e-03
3rd -2.779358e-01 2.820973e-01
Crew 0.000000e+00 0.000000e+00


Излишне отмечать, что в наших ожидаемых частотах есть те, которые равны нулю. Именно поэтому, существует опасность неточности нашей модели.

Использование glm() для логлинейного моделирования

Мы также можем выполнить логлинейный анализ, воспользовавшись командой glm(), которая используется для общих линейных моделей. Для этого нам понадобится таблица с данными (data frame), а не таблица сопряжённости, однако нет ничего сложного в том, чтобы её получить:

> ti = as.data.frame(Titanic)
> ti
Class Sex Age Survived Freq
1 1st Male Child No 0
2 2nd Male Child No 0
3 3rd Male Child No 35
4 Crew Male Child No 0
5 1st Female Child No 0
6 2nd Female Child No 0
7 3rd Female Child No 17
8 Crew Female Child No 0
9 1st Male Adult No 118
10 2nd Male Adult No 154
11 3rd Male Adult No 387
12 Crew Male Adult No 670
13 1st Female Adult No 4
14 2nd Female Adult No 13
15 3rd Female Adult No 89
16 Crew Female Adult No 3
17 1st Male Child Yes 5
18 2nd Male Child Yes 11
19 3rd Male Child Yes 13
20 Crew Male Child Yes 0
21 1st Female Child Yes 1
22 2nd Female Child Yes 13
23 3rd Female Child Yes 14
24 Crew Female Child Yes 0
25 1st Male Adult Yes 57
26 2nd Male Adult Yes 14
27 3rd Male Adult Yes 75
28 Crew Male Adult Yes 192
29 1st Female Adult Yes 140
30 2nd Female Adult Yes 80
31 3rd Female Adult Yes 76
32 Crew Female Adult Yes 20


После чего логлиненый анализ выполняется так:

> glm.model = glm(Freq ~ Class * Age * Sex * Survived, data=ti, family=poisson)

Это — насыщенная модель. Команда summary(glm.model) вывалила бы нам огромный и запутанный кусок информации, но я предпочитаю пользоваться...

> anova(glm.model, test="Chisq")
Analysis of Deviance Table

Model: poisson, link: log

Response: Freq

Terms added sequentially (first to last)

Df Deviance Resid. Df Resid. Dev P(>|Chi|)
NULL 31 4953.1
Class 3 475.8 28 4477.3 8.326e-103
Age 1 2183.6 27 2293.8 0.0
Sex 1 768.3 26 1525.4 4.169e-169
Survived 1 281.8 25 1243.7 3.078e-63
Class:Age 3 148.3 22 1095.3 6.048e-32
Class:Sex 3 412.6 19 682.7 4.126e-89
Age:Sex 1 6.1 18 676.6 1.363e-02
Class:Survived 3 180.9 15 495.7 5.634e-39
Age:Survived 1 25.6 14 470.2 4.237e-07
Sex:Survived 1 353.6 13 116.6 7.053e-79
Class:Age:Sex 3 4.0 10 112.6 0.3
Class:Age:Survived 3 35.7 7 76.9 8.825e-08
Class:Sex:Survived 3 75.2 4 1.7 3.253e-16
Age:Sex:Survived 1 1.7 3 4.237e-10 0.2
Class:Age:Sex:Survived 3 0.0 0 4.463e-10 1.0


Девиация (deviance) является терминологическим вариантом критерия хи-квадрат для отношения правдоподобия. Нулевая модель, в которой все частоты одинаковы, находится вверху. Очевидно, что нулевая модель не подходит для описания этого набора данных, поскольку добавление следующих эффектов значительно уменьшает девиацию. При переходе от верхних к нижним строкам в таблице добавляется другие предикторы и это уменьшает значение девиации, указанное в столбце Deviance. Значимость p-value в последнем столбце основывается на изменениях во втором столбце (Deviance) и Df (первый столбец), происходящих при добавлении новых эффектов в модель. Здесь мы видим значимое уменьшение девиаций, свидетельствующее о том, что каждый новый эффект помогает предсказывать наблюдаемые частоты.

Эта таблица даёт возможность предположить, что целесообразно исследовать исключение трёх сочетаний переменных: четырёхпеременное взаимодействие и два трёхпеременных. Вспомним, что команда step() сохранила взаимодействие Class:Age:Sex ...

> anova(update(glm.model,.~.-(Class:Age:Sex:Survived+Age:Sex:Survived
+ +Class:Age:Sex)),test="Chisq")
Analysis of Deviance Table

Model: poisson, link: log

Response: Freq

Terms added sequentially (first to last)

Df Deviance Resid. Df Resid. Dev P(>|Chi|)
NULL 31 4953.1
Class 3 475.8 28 4477.3 8.326e-103
Age 1 2183.6 27 2293.8 0.0
Sex 1 768.3 26 1525.4 4.169e-169
Survived 1 281.8 25 1243.7 3.078e-63
Class:Age 3 148.3 22 1095.3 6.048e-32
Class:Sex 3 412.6 19 682.7 4.126e-89
Age:Sex 1 6.1 18 676.6 1.363e-02
Class:Survived 3 180.9 15 495.7 5.634e-39
Age:Survived 1 25.6 14 470.2 4.237e-07
Sex:Survived 1 353.6 13 116.6 7.053e-79
Class:Age:Survived 3 29.2 10 87.4 2.024e-06
Class:Sex:Survived 3 65.4 7 22.0 4.066e-14
> 1-pchisq(22,df=7)
[1] 0.002540414


В этой модели последняя строка содержит остаточное отклонение (residual deviance), равное 22 при 7 степенях свободы. Судя по значению p = .0025, это неподходящая модель. Поэтому один или больше удалённых эффектов должны быть возвращены назад.

Другие извлекающие функции для модели с использованием glm() можно посмотреть на страничке помощи, набрав ?glm.

Последнее замечание


Логлинейные модели рассчитываются с использованием итеративного алгоритма. Соответственно, этот метод можно рассматривать как «машинно-нагруженный». Различные программные пакеты по разному реализуют этот алгоритм или даже используют совсем другие алгоритмы. Поэтому результаты, полученные в разных программах, могут не совпадать с абсолютой точностью. К счастью, они всё-таки будут похожи!


Читать далее