15 апр. 2017 г.

Гомосекс и Чечня

О важности стратегической информации об ЛГБТ. Что там у гордых кадыровцев? А неизвестно. Хай, который пошёл в СМИ, сводится, по большому счету, к общим словам: все плохо, множество жертв etc. (для примера достаточно посмотреть публикации Новой газеты — речь идёт примерно о трёх выживших, трёх убитых, т. е. о числе жертв максимум 10-20 чел.).

Каков мог бы быть масштаб сексуальных репрессий? В ответе на этот вопрос я исхожу из предположения, что 1) у каждого половозрелого мужчины есть те, кто хотел бы причинить ему вред — враги; 2) информацией о том, кто с кем спит/спал, обладает не только имярек, но и его, по крайней мере, партнёр — проще говоря, эта информация может быть получена; 3) сил у репрессивного государства вполне достаточно, чтобы получить такую информацию или, по крайней мере, воспользоваться доносом. Следовательно, в группе риска попасть под каток государства находятся все половозрелые мужчины, хотя бы однажды имевшие секс с другим мужчиной.

И цифры эти значительны. Воспользуемся для быстроты расчетов Википедией: население Чечни (округленно) 1,3 млн, из которых 58% приходится на трудоспособных, то есть 0,75 млн мужчин и женщин; мужчин будет примерно половина — 0,38 млн, а из них (возьмём самую консервативную цифру) 1% приходится на МСМ. Таким образом, потенциальных жертв 3700. Принимая в внимание то, что среди жертв окажутся и просто случайные (как это следует из материалов той же Новой газеты), можем утверждать, что пострадавших будет намного больше.

И тут возникают неудобные вопросы: из нескольких тысяч предполагаемых жертв достоверно известно о приблизительно десятке человек — где остальные? Есть варианты: 1) их замочили втихую; 2) репрессий нет, есть отдельные трагедии, а масштаб раздут то ли страхом, то ли амбициями журналистов, то ли существующим заказом на Рамзанку Дырова...

Комментариев нет: