21 нояб. 2010 г.

Два российских исследования: несколько критических замечаний

Оба исследования —

Батавина Н. В. Новосибирск: ОТЧЕТ по результатам исследования, посвященного оценке уровня и факторов рискованного, с точки зрения инфицирования ВИЧ/ИППП, поведения среди молодых мужчин, практикующих секс с мужчинами [Текст] / Н. В. Батавина (Межрегиональный проект «PULSAR», Омская региональная общественная организация Центр «Сибирская Альтернатива», Новосибирская городская общественная организация «Гуманитарный проект»). — Новосибирск, 2010. — 28 с. — Режим доступа: http://pulsarrussia.ru/images/stories/report/Report_MSM_Novosibirsk_2010_publ.zip

Батавина Н. В. Омск: ОТЧЕТ по результатам исследования, посвященного оценке уровня и факторов рискованного, с точки зрения инфицирования ВИЧ/ИППП, поведения среди молодых мужчин, практикующих секс с мужчинами [Текст] / Н. В. Батавина (Межрегиональный проект «PULSAR», Омская региональная общественная организация Центр «Сибирская Альтернатива»). — Омск, 2010. — 28 с. — Режим доступа: http://pulsarrussia.ru/images/stories/report/Report_MSM_Omsk_2010_publ.zip

— написаны одним автором, одинаково оформлены и касаются только разных городов — Омска и Новосибирска. Характерны для них и общие проблемы, сразу бросающиеся в глаза при чтении.

В этом тексте я хотел бы остановиться на казалось бы очевидных методических вещах. Надеюсь, высказанные ниже замечания позволят улучшить следующие работы.

Не будем останавливаться на замечаниях формальных, таких, как точка после заглавия (чего не должно быть в соответствии с полиграфическими традициями). Перейдем сразу к сути:

Проценты — автор везде даёт значения с точностью до 0.1% при размерах выборочной совокупности чуть больше сотни человек (а в подвыборках и того меньше). Казалось бы — формальность, но она свидетельствует как о неаккуратности представления материала (лишние значащие цифры загромождают изложение и затрудняют восприятие), так и о неумении оценить погрешность измерения. В самом деле, 0.1% при указанных размерах выборки — это десятая или даже сотая часть одного человека, что не имеет эмпирического смысла. Кроме того, для выборки в сотню человек статистическая значимость различий составляет никак не меньше 20%.

Выборочная совокупность — на С. 5 новосибирского отчёта и в аналогичном месте омского написано: «Исследование проводилось на основе случайной выборки», что должно было бы означать равные шансы любому представителю генеральной совокупности (в данном случае МСМ Новосибирска) попасть в число опрошенных. Однако, из информации об объекте исследования («МСМ в возрасте 16–29 лет, проживающие на территории города Новосибирска. В том числе мужчины‐посетители мест досуга общения МСМ (гей‐дискотек, „плешек“, комьюнити‐центров, квартирных встреч и вечеринок)», С. 4) следует, что не все респонденты имели такого шанса — в выборку попадали преимущественно те, которые социально-доступны. Т. к. соотношение численности разных подгрупп МСМ не известно, то сделать выборку квотной было невозможно. В неё также не попали самые «проблемные» для социолога МСМ — те, которые не идентифицируют себя с геями или бисексуалами.

Трюизмы — (для возраста опрошенных 16–29 лет) «Чем старше респондент, тем выше вероятность его полной трудовой занятости», «Чем старше респондент, тем выше вероятность наличия у него высшего образования» (С. 6). Я бы сильно удивился, если было бы наоборот! Эти тривиальные факты, возможно, стоило бы отмечать, если бы исследователь выдвигал вначале некую гипотезу, из которой следовало бы, что будет всё не так. Но гипотезы сформулировано не было, следовательно ценность указанных «находок» равна нулю.

Кроме того, никак не прокомментированы другие таблицы социодемографического раздела, а собранные данные лишь частично использованы в дальнейшем (напр., длительность проживания респондента в городе опроса и занятость никак не сопоставлены с изучаемыми знаниями и поведением).

Отождествление эротической компоненты личности, сексуальной ориентации и сексуального поведения — речь идёт о разделе «СЕКСУАЛЬНАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ПОЛОВ» (С. 7). В анкете респондентов спрашивали об их ориентации, но веер ответов описывал то, кто их сексуально привлекает (часть решётки Кляйна), т. е. из многокомпонентной и отнюдь не линейной системы сексуальной ориентации взята только небольшая часть, касающаяся чувств. Далее, в комментарии автор смело идёт дальше и утверждает, что «особое внимание следует обратить на довольно большое количество мужчин‐бисексуалов среди МСМ. Такие мужчины, практикуя сексуальные отношения с представителями обоих полов, могут выполнять роль „эпидемиологических мостиков“ между МСМ и другими группами» — т. е. автор не видит разницы между чувствами и поведением. Это, пожалуй, самое существенное замечание, указывающее на степень осмысления предмета исследования.

Содержание таблиц — представляет собой, в большинстве случаев, механически перенесённые из SPSS одномерные распределения, в которых никак не прокомментированы пропущенные значения (коль они уж приводятся), а оставшиеся содержательные ответы бывают так малочастотны (напр., табл. 10), что делать на их основе выводы просто невозможно.

Комментарий к табл. 9 представляет собой просто повторённое словами содержание таблицы.

Факторы рискованного поведения и знания респондентов — есть констатация неких фактов, но нет глубинного анализа их взаимосвязей и взаимовлияния (это можно было бы сделать с использованием бинарного регрессионного анализа).

В целом, рассмотренные отчёты нуждаются в серьёзной переработке на основе тщательно проработанных теоретических концепций и формулирования исследовательских гипотез. Имело бы смысл объединить два отчёта и на основе этого сравнить изученные города.

Комментариев нет: